Реквием по улыбке Будды

Исламский воитель вскинул гранатомет и, поймав цель, нажал на спусковой крючок. Огненный след устремился к гигантской статуе. Вспышка, взрыв, град каменных осколков. Лицо каменного колосса и до этого было изуродовано. Теперь вместо чела - страшный скол. Но этого талибам мало - чудом сохранилась таинственная улыбка Будды. Улыбка просветления.

Потоками крови и нескончаемыми человеческими страданиями в Афганистане уже никого не удивишь. Однако талибы не устают потрясать мир. Теперь они казнят человеческую историю. Руководство афганского движения "Талибан" вознамерилось уничтожить все уникальные памятники доисламской эпохи, даже те, что хранятся в Кабульском музее.

Правда, все эти пришедшие из глубины веков изваяния духовный лидер талибов мулла Мохаммад Омар памятниками вовсе и не считает. С его точки зрения, разрушению подлежат "простые камни". "В соответствии с учением ислама меня не беспокоит ничего, кроме соблюдения его канонов", - безапелляционно заявил он.

К "простым камням" муллой Омаром причислена и самая высокая в мире 53-метровая каменная статуя Будды, вырубленная в нише всемирно известного пещерного монастыря близ города Бамиана, что примерно в 150 километрах к западу от Кабула.

И в первые часы священного для мусульман дня - пятницу, 2 марта, когда все правоверные, казалось бы, просто обязаны проявлять доброту по отношению ко всем обездоленным, военизированные отряды министерства шариатской нравственности и борьбы с развратом, получив приказ муллы Омара, с криками "Аллах акбар!" (Аллах велик) начали расправу. "Для уничтожения ложных идолов мы используем все средства, включая пушки и танки", - не без гордости объявил на весь мир Кудратулла Джамаль, исполняющий в талибской администрации обязанности министра информации и культуры.

Однако в таком контексте само слово "культура" выглядит явно инородным телом, если не сказать больше. Но что уж тут поделаешь: талибы есть талибы. Впрочем, еще не стерлись в памяти события, когда в 1998 году руководство "Талибан" специальным декретом обязало афганских граждан, исповедующих индуизм, носить на руке отличительную повязку.

Не правда ли, невольно вспоминаются другие отличительные знаки - "Звезды Давида", которые заставляли носить евреев фашисты. Кстати, у фашистов был свой одиозный министр информации, Геббельс, который так же, как и его талибский коллега, при слове "культура" хватался за пистолет. Однако Кудратулла Джамаль его явно перещеголял. С наследием мировой культуры талибы борются не карманным стрелковым оружием, а самым что ни на есть тяжелым - танками, артиллерией и даже ракетами.

Вольно или невольно пророческими оказались слова афганского поэта и нашего современника Сулеймана Лаика: "Только птица - ночной пророк, притаясь у каменных ног, завещает, что путь ваш ныне - воровства и варварства путь, что погибнет судьбы челнок". На своем веку Афганистан повидал немало вандалов. Но, пожалуй, впервые уничтожением исторического и культурного наследия этой древней страны сознательно занялись не пришлые завоеватели, а "свои" правители.

Первые буддийские монахи появились в Бамиане, этом труднодоступном горном районе центрального Афганистана, еще на заре I века новой эры. И тут же приступили к сооружению пещерного монастыря. К концу III - началу IV века в скальной нише фасада монастыря был вырублен 38-метровый "Малый Будда", а два столетия спустя в другой нише появился и Большой - высотой 53 метра. "Большой Будда" и в прямом смысле слова стал самой большой в мире статуей царевича Сиддхартхи Гаутамы (623-544 годы до нашей эры), которому небом было суждено достичь состояния высшего совершенства и основать одну из трех - наряду с христианством и исламом - мировых религий.

Вырубленный в скалах буддийский монастырь состоял из более двух тысяч гротов с лестницами и переходами. Его украшали многочисленные статуи, филигранные настенные росписи, удивительный по красоте резной декор. Уже в середине первого тысячелетия нашей эры пещерный храм пользовался славой одного из крупнейших в регионе центров буддийской религии, куда стекались паломники со всех - без преувеличения - концов света. Монастырь выстоял два с половиной тысячелетия, чтобы быть разрушенным в самом начале третьего, когда, казалось бы, цивилизованный взгляд на культурное наследие победил окончательно и бесповоротно.

Честно говоря, снос исторических и культурных памятников для Афганистана дело не новое. Но обычно этим занимались чужеземные завоеватели. Так, в XIII веке в Бамиан - главный центр буддизма тех времен - пришел Чингисхан. Великий хан Монгольской империи, утверждают предания, приказал уничтожить изваяния Будды "в отместку" за то, что во время осады монголами Балха, на севере Афганистана, погиб один из его родственников. Однако, к счастью, у Чингисхана не было пушек и танков, чтобы разделаться с каменными колоссами.

Обе статуи относительно благополучно пережили бесчинства не только проходивших по этим местам орд Чингисхана, но и Тимура, а также всех остальных. Более того, за все 1200 лет существования на территории Афганистана исламской веры - ислам был занесен сюда арабами, которые в начале VIII века шли походом на Синд, - ни одному из правителей этой страны не приходило в голову считать бамианские изваяния Будды "идолами" и пытаться снести их.

А вот от наших современников каменным Буддам сильно досталось. В 80-е годы по ним пристреливали горную артиллерию. Что же касается талибов, то они воюют с изваяниями уже второй раз. В 1997 году, когда они впервые оказались в этом районе, разрывами снарядов были серьезно повреждены лицо одной и живот другой статуи.

Теперь же в Афганистане началось сознательное разрушение всех неисламских исторических памятников. Нетрудно догадаться, в каком отчаянии пребывают все, кому дороги памятники культуры. Не скрывает своих эмоций и известный индийский археолог, участник многих научных экспедиций в Афганистан Сенгупта.

- Талибы, отрицая прошлое человечества, лишают себя места в его будущем, - не скрывая гнева, говорит археолог. - Они уничтожают не каких-то "идолов", а творения духа и рук целого народа и одной из крупнейших для своего времени цивилизаций Азии. Там, где сейчас преобладают пустынные пески и камни, когда-то процветало мощное государство с высокой культурой и широкими связями с остальным миром.

Афганистан, оказавшись на перекрестке Великого шелкового пути, стал обладателем уникального культурного наследия, вобравшего в себя влияние Персии и древней Греции, индуизма, буддизма, ислама. А сам Бамиан с его высоким уровнем развития, разноплеменностью, религиозным многообразием и терпимостью превратился в нечто подобное большому караван-сараю на этом пути.

Помимо типично буддийских ступ, олицетворяющих священную гору Меру, которая считается центром вселенной, а также ваджр, символизирующих молнию - высшую силу и власть, афганская земля хранила множество памятников культуры не менее древнего индуистского Кушанского царства (I - III века новой эры). В свое время они украшали города Нинграхар (нынешний Хадда) или Каписа (ныне Беграм). Изготовленные кушанами рельефы и статуи многие годы собирали археологи из разных стран. Среди них был и Сенгупта. "Бесценные находки, - вспоминает он, - передавались в Кабульский археологический музей на зависть всем другим хранилищам древностей".

Экспозиция Кабульского музея, а также собрание буддийской глиптики - искусства резьбы по драгоценным камням - из Хадды считались одними из лучших коллекций буддийских древностей. Статуэтки, найденные на территории Афганистана, несут на себе сильнейшее влияние как античной пластики, так и стиля индийской культуры Гандхары.

Теперь эта коллекция, и так уже в значительной степени утраченная за годы почти 20-летней войны, стала очередной мишенью талибов, расценивших уникальные произведения искусства как "идолов", которым не место в "самом чистом исламском государстве".

Однако нынешнее объявление войны Будде - это все-таки не начало, а скорее завершающий этап, можно сказать, агония кампании фанатиков-мракобесов. Как свидетельствует посол Греции в Пакистане Димитрис Лундрас, возглавляющий одно из обществ по сохранению культурного наследия Афганистана, еще до обнародования указа муллы Омара об уничтожении идолов около 60 статуй Будды из запасников Кабульского музея уже были уничтожены "ревнителями чистоты исламской веры".

Не зря слово "фанатизм", как правило, упоминается в паре с определением "слепой". И лишнее тому доказательство - декрет муллы Мохаммеда Омара, приговорившего к смерти "все доисламские объекты поклонения".

Учиненный талибами бессмысленный акт вандализма никого не оставил равнодушным. Со словами гнева и осуждения выступили ООН, ЮНЕСКО, правительства самых разных стран, в том числе и России, религиозные деятели, мастера культуры, ученые. Однако на призыв генерального секретаря ООН Кофи Аннана не разрушать древние памятники министр иностранных дел талибов раздраженно бросил: "Заброшенные памятники не наша забота".

Но, что примечательно, хотя талибы и прикрывают свои действия исламом, ни одна из мусульманских стран, на территории которых находятся памятники доисламской старины, так и не поддержала это "иконоборчество". С призывом не разрушать памятники древней культуры обратился к талибам даже их союзник - Пакистан, одна из трех стран, с которой официальный Кабул имеет дипломатические отношения и которая оказывает талибам всяческую помощь. Взывал к талибам и один из старейших пакистанских ученых Дани. "Ни ислам, ни Коран не содержат требований уничтожать исторические памятники, - уверяет он. - Любой человек должен строго придерживаться своей веры, но при этом он должен уважать чужую религию и ее последователей".

Аналогичной была и реакция Ирана, где также хватает своих неисламских древностей. Даже после исламской революции 1979 года в Иране никого не осеняла варварская мысль разрушить древнюю религиозную столицу Ахмеденидов - Персеполь или другие памятники более поздних зороастрийских времен, которыми буквально начинена провинция Фарс. Более того, Организация культурного наследия Ирана призвала международное сообщество, в том числе ЮНЕСКО, срочно остановить "вандализм талибов, которые дискредитируют ислам". "Глупые высказывания руководителей талибов, - подчеркивается в заявлении, - показывают, насколько они далеки от ислама".

Да и вообще, есть ли у талибов какие-либо основания прикрывать свой вандализм исламом, когда даже верховный муфтий Египта шейх Наср Фарид Васель выразил по этому поводу удивление? У влиятельного религиозного авторитета мусульман-суннитов нет сомнений в том, что изваяния доисламской эпохи, которые решили уничтожить в Афганистане, "представляют собой всего лишь отображение истории и никак не могут негативно воздействовать на мусульманскую веру". Более того, муфтий сравнил буддийские памятники на территории Афганистана с многочисленными древними доисламскими монументами на египетской земле, которые бережно охраняются и по сей день. А гигантские статуи фараона Рамзеса II в Абу-Симбеле в свое время вообще перенесли на другое, более высокое место, чтобы избежать затопления при строительстве Асуанской плотины. Муфтий твердо уверен, что буддийские скульптуры в Афганистане можно сохранить, и это не противоречит исламу.

И это говорит не какой-то ученый или там общественный деятель, на мнение которых, создается впечатление, талибам глубоко наплевать, а муфтий Наср Фарид Васель, чьи фетвы (предписания) имеют силу закона для суннитов, каковыми являются и сами талибы.

Тут на ум невольно приходит детская прибаутка о том, что для кое-кого "закон не писан, если писан - то не читан, если читан - то не понят, если понят - то не так!" Наверное, поэтому мулла Мохаммад Омар на всемирную бурю протеста отреагировал предельно кратко и ясно: "Меня ничто не заботит, кроме ислама. Сохранение памятников и статуй незаконно и грешно. Все статуи, сохраняющиеся в различных частях страны, должны быть разрушены. Они представляют божества язычников".

Но можно ли было предотвратить это безумие или хотя бы остановить его? Как показывает практика, международные санкции не оправдывают возлагаемых на них надежд. Напротив, они еще более ожесточают талибов. Совет Безопасности ООН в декабре прошлого года ввел эмбарго на торгово-экономические связи с Кабулом в поддержку требования выдать правосудию международного террориста Усаму бен Ладена. И что? Организатор по всему свету терактов остается "дорогим гостем и другом" талибов, справляет в Афганистане свадьбу сыну и - словно в насмешку над всем светом - читает оды во славу террора. Примерно то же происходит и сейчас: вы - против нас санкции, а мы против вас всех - вернее, против всех ваших идолов - правоверных со взрывчаткой, ломами и кувалдами.

А может, самое время создать международные силы по спасению культурного достояния, своего рода "культурный спецназ", если талибы нормального языка не понимают? Но, правда, пока их будут формировать, спасать в Афганистане уже будет нечего.

В отчаянной попытке сберечь погибающие памятники правительство Индии изъявило готовность предоставить убежище бамианским колоссам. А нью-йоркский "Метрополитен-музей" вообще предложил талибам продать все то, что они собираются разрушить. По словам директора музея Филлипе де Монтебелло, специалисты и искусствоведы готовы приехать в Афганистан за свой счет и вывезти из страны все памятники и скульптуры, которые только смогут.

В спешном порядке на переговоры с талибами из Парижа был направлен специальный представитель ЮНЕСКО, бывший посол Франции в Пакистане Пьер Лафранс. На встрече в Кандагаре министр иностранных дел в администрации талибов Вакиль Мутавакиль дал понять представителю ЮНЕСКО, что разрушение доисламских памятников необратимо - мол, приказ дан не правительством, а богословами, а их вердикты обязательны для администрации. Так что никаких шансов нет. А просьба Лафранса о встрече с муллой Омаром была отклонена под тем предлогом, что мулла занят на мусульманском празднике.

О том, что происходит сейчас непосредственно в Бамиане, никто с уверенностью сказать не может. Журналистов туда не пускают. Оттуда поступает лишь обрывочная и порой противоречивая информация от случайных очевидцев.

Однако почти доподлинно известно, что на момент сдачи этого материала в набор уже две трети буддийских памятников в Афганистане разрушены. Руководство правящего движения Талибан без стеснения оповестило, что подобная участь ждет все без исключения буддийские святыни.

А начали талибы свою, так называемую новую культурную революцию с тех памятников, которые можно уничтожить без особого труда - в музеях Кабула, Джелалабада и Герата разбита значительная часть глиняных и деревянных изваяний.

А потом взялись и за каменные колоссы Бамиана. В качестве прелюдии казни накинули на лицо "Маленького Будды" автомобильную покрышку и подожгли. А вот по "Большому Будде" были произведены ракетные и артиллерийские залпы. Нижняя половина гигантской статуи уже разрушена снарядами.

Однако, как говорят, знаменитая "улыбка просветления" Будды еще узнаваема. Вот только снизойдет ли когда-нибудь просветление на духовных лидеров талибов? Пока надежды на это весьма призрачны. Уж слишком кощунственно прозвучало обещание министра информации, опять же муллы Кудратуллы Джамаля, что Кабульский музей будет вновь открыт для посещения. Но только после того, как закончится "чистка" его коллекции...

Смотрите также
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта