Путешествие в Конго

Для русского человека эта небольшая страна Экваториальной Африки что-то вроде другой планеты - далекая и непонятная. Хотя еще 20 лет назад объем нашей помощи Конго исчислялся сотнями миллионов рублей, и множество советских специалистов работали там по контракту. В посольстве Республики Конго (РК) в Москве мне сказали, что за последние 10 лет я - первый российский журналист, который официально аккредитован МИД РК.

Республика Конго - государство, расположенное в западной части Экваториальной Африки. С конца XIX в. и до обретения независимости 15 августа 1960 г. - колония Франции. До сих пор французский является официальным языком, хотя широко распространены и местные языки - лингала на севере страны, монокутуба - на юге.

Конго - страна парадоксов. Там активно пользуются Интернетом и... почитают колдунов. В небольших забегаловках богом забытых провинциальных городков можно купить и бутылку "Кока-Колы", и вяленое мясо обезьяны. Именно в этой стране живут племена самых низкорослых людей на планете - пигмеев. Хотя и с трудом, но их еще можно обнаружить на севере, северо-востоке и северо-западе страны.

Попытка найти каких-нибудь российских туроператоров, способных организовать путешествие в этот дальний уголок Африканского континента, не увенчалась успехом. С получением визы и оформлением приглашения помогло российское посольство в Браззавиле. Российские авиакомпании в эту страну не летают, добраться туда можно только лишь авиакомпанией "Эр Франс".

...Было уже темно (темнеет на экваторе рано), когда наш самолет коснулся полосы международного аэропорта Браззавиля "Майа-Майа". На трапе в лицо ударил горячий, влажный воздух тропического вечера. Офицер внимательно изучил паспорт и визу, спросив на французском языке о цели визита. Я попытался ответить по-английски, потом рискнул и по-русски сказал, что я из России. Он заулыбался, быстро поставил отметку в паспорт и добавил: "Здравствуйте, товарищ-друг". Теперь уже заулыбался и я. Оказывается, многие служащие старше 40 лет знают здесь русский язык. Следующий пункт контроля пассажиров - санитарный. Необходимо предъявить международный сертификат о прививках против желтой лихорадки.

Наконец все формальности пройдены. Меня встречают сотрудник посольства РФ в Республике Конго Георгий Чепик и представитель Росзарубежцентра в РК, директор Российского центра науки и культуры (РЦНК) Василий Чечин.

- Нам надо поторопиться, с гостиницами может быть напряженка, - говорит Василий. - Скоро в Браззавиле начинается региональный саммит по вопросам сохранения и рационального использования лесов бассейна Конго с участием и президента Франции Ж.Ширака. С местами в отелях может быть туго.

Выезжаем за пределы аэропорта. Обращаю внимание, что город не освещен.

- С электричеством здесь проблемы, - поясняет Георгий. -Часто выключают. Поэтому в отелях, ресторанах и госучреждениях есть свои дизельные генераторы. Если очень нужна связь, советую приобрести SIМ-карту местной телефонной компании. А так, минута разговора с Москвой стоит 3 доллара. Особо не поговоришь.

Ехать оказалось недалеко: аэропорт в черте города.

- Да и с водой тоже бывают проблемы, - продолжает мой собеседник. - Напор маленький. Из-под крана не пей. После того, как почистишь зубы, обязательно прополощи рот питьевой водой из бутылки. Сейчас едем в гостиницу, вчера забронировали тебе номер с душем за 20 тыс. франков (около 40 долл.) в сутки - это дешево.

В полной темноте подъезжаем к двухэтажному зданию с облупленными стенами. Поднялись на второй этаж. Огарок свечи освещает длинный узкий и темный коридор. Из ниши, как привидения, появились двое африканцев. После непродолжительного диалога спускаемся вниз к машине.

- Мест нет, все уже продано.
- Так вы же забронировали?
- Это Африка, к которой надо привыкнуть. Поехали в другой отель.

Пока ищем другую гостиницу, Георгий рассказывает о стране.

- Всего здесь проживает около трех с половиной миллионов человек, более 60% - в городах. Только в Браззавиле - 950 тыс. человек, в Пуэнт-Нуаре около 530 тыс. В этих двух городах сконцентрировано большинство городского населения страны. На севере, на территории тропических лесов плотность населения менее 0, 5 человека на 1 кв. км. В Конго немало выходцев из западноафриканских стран. В стране насчитывается более 80 племен и национальных групп. Преобладают народности этнической группы банту - племена конго, батеке и мбоши. Знаменитые пигмеи составляют не более 1% населения. Сейчас найти пигмеев, которые бы еще не соприкоснулись с цивилизацией, трудно. Непросто, но достаточно быстрыми темпами идет процесс ассимиляции пигмеев с банту. В этом "заслуга" лесных компаний, которые активно вырубают лес. Исчезает дичь, и пигмеи вынуждены выходить из джунглей в поселки и деревни. Те же компании создают для пигмеев рабочие места, что подталкивает их отказываться от привычного образа жизни. Правительством реализуется также программа по приобщению пигмеев к цивилизованной жизни, многие из них даже служат в конголезской армии.

Отелей в Браззавиле оказалось много. После часа поисков в небольшом отельчике нашлась чистая комната с кондиционером и даже с горячей водой. Час на обустройство - и беседа продолжается за ужином в китайском ресторанчике.

- Кстати, таких ресторанчиков, а также магазинчиков и торговых лавочек, в которых продаются дешевые и не всегда качественные китайские товары, в Браззавиле много, - рассказывает Василий. - А вот супермаркет во время недавней гражданской войны уцелел всего один. Управляет им ливанец. В этом магазине можно купить продукты хорошего качества, в основном, французские. Вообще французское влияние здесь очень велико. Самое большое посольство в Браззавиле и культурный центр -конечно же, французские.

На рынке меня удивили высокие цены. Например, полуторалитровая бутылка питьевой воды стоит около доллара, столько же - пучок моркови или один ананас.

- А почему все так дорого? -спрашиваю я. - В Африке, по-моему, ананасы должны быть просто даром.

- Браззавиль, - объясняет Георгий, - испытывает большие трудности со снабжением. Экономике страны в ходе гражданской войны был нанесен огромный ущерб.

Процесс восстановления идет медленно. Над экономикой довлеет огромный внешний долг, который на начало 2005 г. составлял около 9 млрд. долл. США (222% от ВВП). Экономика Конго имеет ярко выраженную сырьевую направленность. На континентальном шельфе добывается нефть, которая дает до 95% экспортных и половину бюджетных поступлений. Еще одно национальное богатство страны - лес. Древесина приносит 2% от общего объема экспортных доходов.

Работы по послевоенному восстановлению Браззавиля в основном завершены. Однако в столице до сих пор попадаются сгоревшие, со следами пуль, снарядов и пожаров дома. Рядом с отремонтированными зданиями государственных учреждений и банков, дипломатических представительств и страховых фирм громоздятся руины - результаты жестоких боев. На этом фоне огромные параболические телевизионные тарелки зажиточных конголезцев - картина почти в духе сюрреализма.

- Товары и продукты, - продолжает Георгий, - доставляются в столицу из Пуэнт-Нуара самолетом или железной дорогой, проходящей через районы, где еще не улеглись волнения. Поезда зачастую подвергаются грабежам со стороны "незаконных вооруженных формирований".

Автотрасса, которая некогда связывала Браззавиль и Пуэнт-Нуар, в ходе войны была разрушена. Отсюда - и дороговизна на все привозные товары. По официальным данным, более 70% населения Конго живет на средства, не превышающие 1 доллар в день. Основной продукт питания в стране - маниок и бананы.

Товарное сельское хозяйство развито в Конго слабо. На немногочисленных плантациях выращивают экспортные культуры - сахарный тростник, масличную пальму, табак, арахис, кофе и какао. Животноводство совсем не развито, мясо в основном импортное. Даже в районе Браззавиля, не говоря уже о глубинке, люди промышляют охотой на газелей, крокодилов, обезьян и другую местную дичь, занимаются рыболовством.

Один конголезец рассказал мне забавный случай. Когда-то в СССР отобрали 400 племенных буренок и отправили в Конго для "подъема" животноводства. Прислали специалистов, которые построили коровники, огородили пастбища. Однако когда через пару лет съемочная группа советского телевидения приехала в Конго снять репортаж о том, как конголезцы развивают животноводство, от племенного стада осталось несколько тощих коров. Конголезцы встретили съемочную группу улыбками. На вопрос, а где же племенное стадо, "местные животноводы" разводили руками. Коров попросту съели: конголезцы были уверены, что русские привезут им еще коров. В советских ведомствах не учли, что традиции животноводства в Конго совершенно отсутствуют...

Времена изменились, и бесплатная советская помощь канула в лету. Но конголезцы до сих пор помнят советскую сайру, тушенку и сгущенку, а также часто вспоминают о том времени, когда СССР присылал в страну специалистов, технику и оборудование, автомобили, стройматериалы и вооружение. Сегодня российские компании могли бы продавать в Конго многие товары, начиная от гвоздей и алюминиевых кастрюль до станков и автомобилей. Однако у российского бизнеса интерес к Африке, похоже, пока не пробудился.

...Наступившая ночь не принесла прохлады. Из окна гостиницы виднелись очертания полуразрушенного здания, в стене которого зияла огромная дыра от снаряда, когда-то пробившего его насквозь. Включаю телевизор: удивляет обилие телевизионных каналов - несколько французских, канал европейских новостей, еще 10-15 - африканские, в основном из ДРК. На большинстве из них бесконечные интервью с местными политическими лидерами и африканская музыка в режиме "нон-стоп". Есть религиозные каналы, где проповедники несут "доброе и вечное" в народные массы.

На следующее утро в комнату постучались. Посмотрел на часы: 9 утра. В дверях стоял африканец лет сорока пяти, и на чистом русском языке сказал: "Доброе утро, Андрей. Меня зовут Роже. Я работаю с месье Василием. Машина уже ждет вас. Через полчаса мы должны быть в РЦНК. Успеете собраться? "

Во время гражданской войны РЦНК был почти полностью разграблен и разрушен. Сегодня почти все восстановлено. К счастью, сохранилась неплохая библиотека русских книг. Здесь постоянно проводятся какие-нибудь мероприятия: дни России, выставки, семинары и т.д. Часть помещений сдается в аренду под школу для конголезских детей.

- Выживаем, как можем, - говорит В. Чечин. - И до сих пор направляем молодых конголезцев учиться в Россию. А поскольку обучение платное, то таким образом приносим нашей стране реальные деньги.

В Браззавиле живет много наших бывших соотечественников. Это специалисты, приехавшие работать сюда по контрактам: украинцы, армяне, белорусы. Кроме того, здесь постоянно проживают около 100 российских женщин, большинство из которых еще в советское время вышли замуж за конголезцев. У некоторых из них - свой бизнес. Как правило, это рестораны и кафе. Поэтому большинство относительно неплохо устроены. Дважды в год почти все наши соотечественники собираются вместе в РЦНК: на Новый год и 8 марта.

Следующий день был распланирован по минутам. С утра обзорная экскурсия по городу с посещением центрального рынка "Пото-Пото". Потом посещение РЦНК и несколько встреч. А через день вылет в город Весо -центр крупнейшей лесодобывающей провинции Конго.

Мне сказали, что в "Пото-Пото" я увижу настоящую городскую жизнь без прикрас и смогу сделать хорошие фотографии, но меня предупредили, что во время прогулки по городу категорически нельзя снимать воинские части, солдат и полицейских, а также государственные учреждения.

- А если случайно нарушу запрет? - спросил я.
- Не советую. Могут и пальнуть, если им не понравишься. Или камеру разобьют. Самый мягкий вариант - засветка пленки. Так что не ищи приключений на свою голову.

Рынок "Пото-Пото" оказался сетью прямых и неасфальтированных улиц с рядами лавочек и одноэтажных домов. Торговля здесь шла на каждом углу. Одежда, фрукты, еда, безделушки, уголь, - все причудливо перемешалось тут.

Появление белого человека с фотоаппаратом вызывало легкое оживление. Кто-то прятал свои лица, не желая фотографироваться, кто-то, наоборот, старался позировать, пуская в ход изощренный арсенал жестов. Появился торговец питьевой водой, которую здесь продают в целлофановых пакетах. Купив такой пакет, вы просто прокусываете маленькую дырочку в нем и высасываете воду - все просто и без затей. Роже купил мне местный тропический фрукт, размером с яблоко, с плотной жесткой кожурой баклажанного цвета. Внутри - белые дольки, похожие на чесночную головку, сочные и сладкие. Роже сказал, что фрукт называется "мангустин" и произрастает только в Конго.

Группа молодых девушек что-то выкрикивает мне, активно жестикулируя. Роже переводит: "Эй, француз, забери нас в Париж!"

Фотографирую маленькую девочку с множеством затейливых косичек. Она почему-то не улыбается, но в последний момент обнажает свои белоснежные зубки.

В рядах сувениров выбор традиционен: деревянные маски, статуэтки африканских божков, животных, птиц, натюрморты из деревянных фруктов, изделия из слоновой кости. Можно торговаться и смело сбрасывать сразу половину заявленной цены. Встречаются, впрочем, очень качественные поделки из ценных пород деревьев, произрастающих только в Конго. Изделия из слоновой кости стоят, естественно, дорого. За статуэтку высотой 25-30 см запрашивают 500-600 долл. Вежливо отказываемся, но делаем несколько снимков. Меня предупреждали, что лучше воздержаться от подобных покупок вообще, поскольку торговля слоновой костью запрещена международной конвенцией, и за ее перевозку владелец безделушки может и не отделаться только штрафом.

Ловлю себя на неожиданной мысли. Когда-то белые колонизаторы за дешевые бусы, зеркальца и безделушки покупали рабов и земли. Сегодня ситуация другая. Теперь богатые белые люди платят африканцам за куски обработанного дерева, привозят их домой и с гордостью показывают друзьям чуть ли не как дорогие трофеи. Теперь - это престижно и модно, а оттого дорого.

Побывал я и в посольстве России в Браззавиле. Это, кстати, первое из некогда возведенных трехэтажных каменных зданий в городе. Построено еще в 1888 г. масонами. С колониальных времен на одном из корпусов сохранилась дата постройки и знак масонской ложи - три звезды. Видимо, по причине совпадения символики они сохранялись и в советский период.

Интересно взглянуть и на пороги реки Конго, что находятся на южной окраине Браззавиля. Они представляют собой первую ступень каскада знаменитых водопадов Ливингстона. В них воочию видишь всю мощь реки Конго, ее неукротимый нрав.

На следующее утро мы летим на север страны в департамент Санга, город Весо. В аэропорту к нам присоединяется Жюстен Кимпалу - начальник отдела сохранения и изучения местных языков из Министерства культуры, искусства и туризма Республики Конго, бывший наш студент.Мсье Кимпалу прекрасно говорит по-русски, по-французски и на лингала. А в Весо нас уже ждал префект, тоже бывший студент МГУ - кругом "земляки".

- Тебя ждет еще один сюрприз, - говорит Георгий. - Сейчас увидишь.

Выходим на летное поле и направляемся... к нашему самолету "АН-24". Около трапа слышим русскую речь. Оборачиваюсь. Оказалось, что практически все внутренние авиаперевозки осуществляются русскими экипажами и на самолетах еще советского производства. Знакомимся. Пилоты интересуются, как это меня угораздило забраться в такую глушь. Взлетаем и быстро набираем высоту.

- Ну, как у вас, все нормально? - спрашивает, выйдя в салон, командир корабля. Мы утвердительно киваем. Разговор наш продолжается.
- Как долго вы здесь работаете? - спрашиваю я.
- Лично я четвертый месяц. А вообще ребята работают по восемь-десять месяцев, потом короткий отпуск домой, - отвечает командир.
- А что, в России пилоты не нужны?
- России, по-моему, уже никто не нужен, - не скрывая своего разочарования, отвечает пилот. - Мы здесь не от хорошей жизни. Хотя зарабатываем неплохо. Живем всем экипажем на отдельной вилле, со всеми удобствами. Правда, двое уже успели переболеть малярией.

Внезапно между деревьев появляется взлетно-посадочная полоса аэродрома. Мы благополучно приземляемся. Весо представляет собой поселок с рядами одноэтажных домов, расположенных по обе стороны центральной незаасфальтированной улицы.

Запланированная беседа с префектом департамента Санга - Нгубели Николя длилась недолго, около 40 минут. Префект рассказал о городе, о деятельности лесных компаний.Оказалось, что во времена СССР преподаватели русского языка, литературы, истории, физики приезжали в Весо и обучали местное население. Удивительно, в какую даль далекую несли тогда наши специалисты зерно просвещения. Впрочем, это было "большой политикой".

На местном рынке идет бойкая торговля всякой африканской живностью - антилопами, крокодилами, птицами-носорогами и рыбой. Рядом продают маниок и сахарный тростник. Любопытно, что маниок традиционно является основой пищевого рациона конголезцев. Даже ребенок, съев кусочек маниока, всегда скажет, что сыт. Напротив рынка, на импровизированном поле, дети играли в футбол. По дороге промчался одинокий мотоцикл со странной табличкой "мото-такси", растворившись в облаке пыли. Вот она, африканская провинция. Жизнь здесь течет медленно и сонно. Время словно остановилось.

После Весо Браззавиль показался центром цивилизации. Командировка заканчивалась. В свой последний вечер в столице, сидя в полупустом ресторанчике, который принадлежал нашей соотечественнице Людмиле, мы перебирали в памяти различные эпизоды пребывания в этой удивительной стране. Ловлю себя на мысли, что к климату привык. Бытовые неудобства отошли на второй план. Остались только яркие впечатления об этой интересной и такой непонятной для нас стране с ее парадоксами, обычаями и самобытной культурой.

Смотрите также
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта