На дне

Подводный мир Красного моря неожиданнее, чем можно предполагать. Коралловые рифы и подводная фауна составляют "фасад", но на глубине даже в акватории обжитой туристами Хургады можно своими глазами увидеть большой затонувший корабль.

Коснуться рукой дна Красного моря - моя давняя мечта. Какое оно - ласковое? Опасное? Почему дайверы, побывав там хоть раз, становятся совершенными наркоманами и живут от погружения до погружения, от поездки до поездки? Наверно, где-то в глубине души я тоже немножко потенциальный наркоман - и поэтому не смогла удержаться от предложения подводного клуба МГУ поехать на 4 дня в Египет для погружения на затонувший "Салем". Тайна этой трагедии до сих пор не разгадана. Не доплыв до берегов Египта полкилометра, корабль затонул, унеся с собой жизни 500 человек.

Мы хотели снять полнометражный фильм о "Салеме". Перевалочным пунктом для нашей компании стал курортный город Хургада, который встретил плюс двадцатью и кромешной вечерней тьмой. Дружелюбные арабы по дороге к нашей базе - отелю "Интерконтиненталь" с перерывом в 30 секунд предлагали забрать меня в гарем (сумма выкупа поднималась до 30 верблюдов). В тот же вечер мы загрузили вещи и оборудование и глубокой ночью на двух яхтах вышли в открытое море. Спали все как убитые. Следующий день начался в 6 часов утра. Короткий брифинг: мы обсуждаем место погружения. Температура воды - плюс двадцать два. Очень хочется спать, поэтому лучше сразу же нырнуть в море, а затем натянуть на мокрый купальник "мокрый", т.е. пропускающий воду, пятимиллиметровый гидрокостюм - через 2 минуты полностью согреваешься. Навешиваю всю тяжесть дайверского оборудования на себя (30 кг - баллон с воздухом плюс еще грузовой пояс - кг 8) и падаю в бирюзу моря, придерживая правой рукой регулятор и маску, чтобы их не сбило при падении.

Первое, что поражает под водой: это цвета: никаких полутонов, переходов, оттенков - все очень ярко, резко, даже агрессивно: производит впечатление контраст между скудным прибрежным пейзажем (Хургада в прямом смысле стоит в пустыне) и роскошью подводного мира. В любовании на звезды ночного неба и разглядывании плавника есть общая магия зачарованности другой стихией. Ярко-желтый, кричаще-голубой, пурпурный, фиолетовый небрежно брошены на брюшки и спины подводных жителей. Инстинктивно срабатывает хватательный рефлекс - поймать, вырвать и увезти все домой. Жадность сгубила. Великолепный коралл, в который я вцепилась, оказался ядовитой кусающей тварью. Ожог на пальцах храню до сих пор.

Под водой животный мир воспринимает тебя как крупную особь рыбы или плавающее растение. Идет совершенно другое общение - через глазной контакт и язык жестов. (У рыб, оказывается, потрясающая мимика!) Кайф от такого общения ловишь необычайный. Если заглянуть в глаза какой-нибудь рыбе, то можно вполне почувствовать ее характер. Правда, и в рыбах можно ошибаться, как и в людях. Меня, например, вовремя остановили от порыва погладить мурену. Это чудовище сидело в скале, глубоко спрятав свою трехметровую сущность, а наружу торчала только голова. Перемещение под водой очень напоминает полет во сне или в космосе в условиях невесомости. Можно падать на дно, задрав ноги выше головы, или без особых усилий воспарить над какой-нибудь диковинной рыбкой. А ощущение высоты, когда под тобой бездна?!

Первое погружение оказалось разгильдяйски показательным. Я плохо закрепила баллон с воздухом и чуть его не потеряла. Спасла бдительность инструктора Кости. Не буду даже пытаться представить, что могло произойти со мной на глубине 30 м.

График наших погружений был очень плотным: по пять погружений в день (по желанию) плюс два ночных. К вечеру гидрокостюм отказался сохнуть. Подготовка к погружениям в ночь начиналась с поисков фонарей и натягивания мокрой и холодной резины. Но под водой мучения себя оправдывали: ночью удавалось застать обитателей врасплох, как бы в домашней атмосфере, спящими вниз головой, в скале, зарытыми в песок.

Погружения на "Салем" были кульминацией нашей подводной одиссеи. История его гибели до конца еще не раскрыта. 15 декабря 1991 года паром "Салем-экспресс" с 1500 паломниками на борту возвращался из Мекки домой, в Египет. На Красном море очень коварное дно. Совершенно неожиданно с глубины 50 метров вдруг поднимаются вертикальные скалы коралловых рифов, которые не доходят до поверхности воды и не "засекаются" приборами. Днем они видны с борта корабля (там, где риф, море имеет нежно-бирюзовый цвет). Ночью обнаружить рифы невозможно, поэтому корабли ходят строго по проложенному маршруту. В ту злосчастную ночь "Салем-экспресс" сбился с курса. Судно ударилось о риф, дало задний ход, снялось и затонуло, даже не успев скинуть спасательные шлюпки. Перед трагедией "Салем" успел дать SOS. Почти сразу же из порта Сафага вышла помощь, и многих людей удалось спасти, но около 500 человек просто не успели выбраться из кают. Судно получило продольную пробоину, в огромный грузовой трюм хлынула вода. Через 8 минут "Салема" не стало. Место, где затонул корабль, довольно мрачное, и здесь почти всегда большие волны. Цвет моря не голубой, а серый. Через 10 минут у всей нашей команды начинается морская болезнь: слабость и приступы тошноты. Я жую лимон (очень помогает) и понимаю, что если через 5 минут не прыгну в море, то уже не смогу пошевелить ногой. В воде морскую болезнь как рукой снимает, несмотря на волны. Воздух нужно экономить, поэтому до места предполагаемого погружения мы идем по поверхности воды в первом комплекте: маске с трубкой, которую периодически заливает водой. Волны накрывают с головой. Под воду мы должны уходить небольшими группами. В нашей четыре человека: я, два подводника и инструктор. Мы выпускаем воздух из жилета - компенсатора плавучести и начинаем медленно падать вниз. Максимум глубины, которую мы можем себе позволить, это 40 метров. Там, под водой, море спокойное. Тишь и благодать. Единственное, что сильно мешает - это подводное течение. Вниз мы идем друг за другом, придерживаясь за веревку, которой привязали наш корабль к "Салему", чтобы не отнесло в сторону.

Затонувший паром лежит на правом борту недалеко от рифа на глубине около 30 метров. В ширину он достигает 20 метров. Через люк мы заплываем внутрь с камерой. Плывем по длинному коридору, слева и справа двери в каюты. Останков людей, конечно же, уже давно нет - помогают рыбы, крабы, морские звезды, за один год уже ничего не остается. Но вещи до сих пор там: чемоданы, сумки, одежда.

Отработав, всплываем на поверхность. Первыми словами, которые мы услышали на палубе после часа подводной тишины, был душераздирающий вопль: "Водка есть?!" Наш оператор бегал от кормы к носу и сливал в 10-литровое ведро содержимое всех имеющихся на корабле бутылок. Оказывается, мы неаккуратно закрыли бокс у подводной камеры и он залился водой. Единственная возможность хоть как-то спасти камеру - вымыть в спирте или на худой конец в водке. Закончился этот эксперимент частичной реанимацией камеры и полным опустошением запасов горючего. Пора было возвращаться на берег.

Смотрите также

Спецпредложения авиакомпаний

10.10 Alitalia Москва - Каир от 17 209 руб
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта