Пальма в снегу

Гладкокожие черноволосые обитательницы Страны восходящего солнца в кимоно и купальниках, глянцевито глядящие с настенных календарей и рекламных проспектов - все они для нас на одно лицо - неотличимое в своей безмятежности от лиц других японских красавиц. Такими же прелестными, неразличимо-безличными и безмятежными - кажутся японцам наши красавицы, которых через многочисленные посреднические агентства они зовут на свой остров работать - в шоу-бизнес, в рестораны, клубы и разные увеселительные заведения. Аня БЕДОВА проработала в Японии в общей сложности девять месяцев.

Фишки

Это сейчас в Москве к клубам и развлекательным комплексам все привыкли, а пять лет назад на них смотрели как на оазис благополучия и престижа. Чтобы попасть на предварительное собеседование соискателей вакансий в только что открывшееся московское казино "Габриэла", мне, недавней студентке гидромелиоративного института (я его только что бросила) пришлось отстоять долгую очередь. Номер моей анкеты был где-то посередине третьей тысячи, однако сам отбор я прошла довольно легко и стала работать в ресепшн - продавать клиентам фишки.

Не знаю, на чьи деньги открылась наша "Габриэла", но управляли и следили за всем иностранцы, а нас обучали крупье из США, Англии и Австралии. Но даже они со своей железной хваткой и навыками психологического террора не могли удерживать русский персонал - то есть нас - в полном законопослушии и соблюдении правил внутреннего распорядка. На первых порах, пока мы еще только осматривались, все шло более-менее честно, но с ростом опыта и профессионализма многие начали хитрить.

По правилам, за каждые две купленные фишки клиенту в качестве поощрения полагается третья - бесплатно. В приличных заведениях клиент сам за фишками в ресепшн не бегает, а посылает кого-нибудь из персонала.

Наш же персонал - тоже студенты - брал у клиента деньги, покупал в ресепшн две фишки, получал, как и положено, третью бесплатно, но клиенту ее отдавал лишь за дополнительную плату. За то, что в ресепшне этого как бы не замечали, нам полагался определенный процент - пять долларов никому не помеха.

Обескураженности англичан, когда они наконец кое-что начали понимать, не было предела. Но нас не уволили, а посадили на голый оклад, тогда как раньше нам шла и доля от выручки казино. Наш энтузиазм потихоньку начал пропадать.

Объявления

В тот период я собиралась замуж и, ощущая себя по-настоящему взрослой, независимой и чуть ли не всемогущей, в благосклонности судьбы сомнений не испытывала. В один прекрасный день мне на глаза попалось объявление в газете о наборе артистичных девушек для работы в Японии. Не знаю почему, но с самого раннего детства моей мечтой было попасть именно туда.

А поскольку я - без ложной скромности - довольно артистичная, энергичная и совсем не застенчивая, в моем воображении развернулась картина грандиозного успеха, кучи денег и всевозможных приключений. Решение об отсрочке свадьбы было принято без всяких сомнений и колебаний.

Первым шагом к достижению мечты стало скромное письмо с фотографиями, в котором я рассказывала, что неплохо, по нашим меркам, говорю по-английски, окончила музыкальную школу, хорошо пою и не раз побеждала на городских и районных музыкальных конкурсах. Упомянула я и о том, что не боюсь большой аудитории, привыкла к сцене и умею обращаться с почтенными посетителями (имелось в виду казино). Через некоторое время мне позвонили: мои внешние данные их устраивают, и я могу прийти на собеседование.

Конкурс

Фирма, проводившая набор, специализировалась на отправке в страны Дальнего Востока танцовщиц и певиц для развлекательных заведений и была совместным предприятием нашего Госконцерта с Японией и Кореей.

Собеседование велось на английском. Вокруг сидели настоящие японцы, один из которых впоследствии стал моим "папой-сан", то есть хозяином. У него был клуб, куда он и пригласил меня работать. По возрасту строгих ограничений не было, японцы руководствовались, как мне кажется, только внешностью (симпатичная) и характером (мягкая и неагрессивная). Среди нас была сорокапятилетняя мама моей подруги, очень эффектная и привлекательная армянка, которая без затруднений прошла все этапы отбора.

Потом было что-то вроде проверки на морально-нравственную устойчивость. Нам внушали, что, попав в Японию, надлежит вести себя целомудренно, не поддаваясь соблазнам сладкой незнакомой жизни, и стойко отвергать предложения богатых клиентов о совместном проведении досуга - но в то же время надо сделать так, чтобы клиент приходил еще и еще раз и продолжал ухаживать.

После конкурса нас разделили на небольшие группы, и начались занятия хореографией. Фирма шила для нас костюмы, а мы разучивали русские народные и современные танцы. Программа включала эротические и фривольные танцы типа канкана, но я категорически отказалась участвовать в них, не желая обнажаться перед неизвестно кем. Были и уроки японского языка, но они носили необязательный характер и вскоре прекратились. Пока мы учились, нам платили. Но не стипендию, а, так сказать, аванс. По контракту зарплата у нас должна была быть $500 плюс жилье и питание, так вот по $250 нам выдали здесь.

Конечно, было слегка страшновато. Бизнес, связанный с экспортом наших артисток за рубеж, тогда только выходил из подполья, газеты вовсю писали о том, что наших девочек продают в бордели, в рабство, и про разные ужасы, которые с ними происходят. Я, как человек осмотрительный и серьезный, с помощью знакомых, работающих в компетентных органах, организовала сбор информации о том, кто именно нас приглашает. Были проверены все контакты фирмы и результаты ее работы - ничего криминального за ней не числилось.

Полетели

Родители мои до самого последнего момента ни о чем не подозревали, пребывая в полнейшей уверенности, что я продолжаю трудиться в казино. Когда же стало известно, что я уезжаю - а главное - куда и зачем, в доме началось нечто невообразимое. Тем не менее я собрала вещи, села в самолет и после девяти часов полета оказалась в Токио.

В аэропорту нас встретил промоутер - посредник между агентством и клубом, занимающийся решением бытовых вопросов. Он посадил нас в автобус, и часа три мы добирались до Кимицу-Сити. По японским стандартам Кимицу считается провинцией, хотя это предместье Чибы - огромного мегаполиса.

Тем не менее, на фоне бешеного ритма жизни и урбанизированности Японии какая-то неуловимая провинциальность в нем, наверное, присутствует, поскольку одна из нас, Катя, "флегма" в полном смысле этого слова - тихая, спокойная и совершенно домашняя девочка из подмосковного Подольска, через некоторое время вышла замуж и теперь живет - как по японским меркам, так и по подольским - вполне счастливо.

Муки

Честно говоря, начиная готовиться к работе, я думала, что мы будем главным образом петь и танцевать. Слово "консумация" казалось мне неприличным. Однако во время обучения в Москве нам исподволь внушали, что приоритеты могут меняться, а консумация - это всего лишь общение с клиентом за столиком, правда, не бескорыстное, а, так сказать, завлекающее - с тем, чтобы посетитель просидел в клубе как можно дольше и оставил здесь максимум денег.

В контракте, который я подписывала, мои обязанности формулировались как "выступления на сцене и общение с клиентом за столиками". Какие-либо другие отношения с гостями (по чьей бы инициативе - моей или клиента - они ни возникли) строжайше запрещаются. Этот последний пункт поставил точку в конфликте между моими убеждениями и сожалениями. Избрав девизом "Главное - правильно себя поставить", я решила смириться ради очень неплохих - для меня, во всяком случае, денег - $500 в месяц, не считая чаевых.

Уже находясь в Японии, я убеждала себя, что можно сохранять достоинство на любой работе. Конечно, консумация - занятие не очень, но все же это не стриптиз. Кроме того, по $100 чаевых я получаю не за что-нибудь неприличное, а за умение слушать и разговаривать.

Бизнес

На внутрияпонские проблемы у меня взгляд, конечно, свой - из-за столика. Много рассказывали клиенты, кроме того, девушки часто ходили в гости и откликались на приглашение погулять.

В отличие от Европы в Японии жуткие проблемы с жильем, и только очень состоятельные люди могут позволить себе иметь дом из нескольких комнат. Большинство же горожан живут в весьма стесненных условиях.

Может, это и ложное впечатление, но Япония показалась мне страной одиноких мужчин. Во-первых, все до такой степени сосредоточены на работе, что заниматься устройством личной жизни не хватает ни сил, ни желания. Во-вторых, из-за дороговизны жилья многие вынуждены сосуществовать под одной крышей с родителями. В-третьих, как говорили японские мужчины мне, им не очень нравятся японские женщины: непривлекательны, мол, внешне, скромны до забитости, тихи и несамостоятельны.

Поэтому развлекательный бизнес, начиная с ночных клубов и кончая аристократическими гейшами, развивается не по дням, а по часам. Про японские love hotels известно многим. Это не публичные дома, как можно предположить из названия, а небольшие пансионы, где снимают номер на час, на ночь или на выходные, чтобы остаться наедине с женой или подругой. Расплачиваются в них не по счету, а кладут небольшую сумму в специальный стаканчик, и хозяева стараются не смотреть в лицо постояльцам не из лакейской сметливости, а из уважения к "прайвеси" гостя.

На островах очень популярны блондинки, но поскольку love hotels - заведения, можно сказать, государственные (в смысле - решающие национальную проблему стесненности жилищных условий), смешанные пары (японец-блондинка) туда не пускают. При входе так и написано: "Блондинкам вход воспрещен".

Что касается гейш, некоторые родители платят очень большие деньги за то, чтобы отдать своих дочерей в школы, где готовят специалисток этой профессии, обучая национальным танцам, поэзии, философии, музыке и икебане.

Ночной клуб

Сюда приходят те, кто после работы хочет провести вечер в общении с девушкой - ухаживая за ней и разговаривая о чем-нибудь приятном. Многие клубы работают до трех утра, а их количество сравнимо с числом торговых палаток на московских улицах. Человек приходит, платит за вход, садится и приглашает за столик понравившуюся девушку из тех, кто сидит в сторонке на диванчике. Разговор ведется в основном в форме монолога и вьется вокруг работы гостя, его семьи, дома и жизненных проблем.

Девушка не должна оставаться безучастной. Тупо поддакивать, угукая и кивая головой, запрещено категорически. Надо показывать заинтересованность, улыбаться, по возможности - задавать какие-то вопросы. Все это, как нетрудно заметить, напоминает что-то вроде психокоррекции, когда один человек выговаривается, а другой выступает в роли аналитика.

После нескольких таких сеансов я начала понимать, почему среди консуматорш так много русских. Раньше владельцы клубов пробовали в этом деле американок и европеек, но кто из западных женщин в состоянии три часа подряд сочувственно слушать, какая гадина ваша жена или какой козел - начальник? Эмансипированных дам и девушек чужие проблемы не волнуют, и вместо того, чтобы сопереживать, они начинали объяснять гостю, что он сам виноват - тряпка, мол, не умеешь себя поставить. Для русских же плакаться в жилетку - и выступать в ее роли - дело привычное.

Друзья

Понятно, что завести постоянных друзей в такой ситуации совсем нетрудно. Причем речь не только о поклонниках. В наш клуб ходили как одинокие мужчины, так и семейные - в том числе с женами, а иногда и с детьми. Роль и функции девушек в их присутствии никак не корректировались. Никакого соперничества, ревности или обиды не было и в помине. Жене также выделялась девочка, и все вчетвером веселились, пели и пили.

Отношение японских женщин к слабостям своих мужей лояльно до такой степени, что часто нас приглашали в гости в семью, причем жена готовила праздничный обед и прислуживала за столом. Японки очень уверены в своих силах и крепости семьи - и многие из них снисходительно смотрят даже на то, если у мужа вдруг появляется любовница. И в самом деле, разводы на островах чрезвычайно редки.

Правила

В клубе к виски и коньяку подавали орешки, чипсы и изысканные национальные блюда. Часто заказывали и фрукты, красиво разложенные в вазе: авокадо, киви, манго, еще что-то экзотическое. Спиртное для девушек было под запретом, но раскручивать клиента на выпивку для самого себя имело прямой смысл: в конце каждого месяца все, что заказывалось на стол с подачи конкретной девушки, подсчитывалось, и каждая получала 10 процентов от этой суммы - иногда до $100 за вечер.

Если гость все-таки хочет есть и собирается в ресторан - причем не один, а в обществе одной из девушек, он должен договориться с управляющим клуба об эскорт-услуге. Уводя девушку на некоторое время, клиент обязан указать место, куда они идут, и оплатить каждый час ее отсутствия в клубе. Девушка же, кроме того, что поест в хорошем месте, за каждый час сопровождения получит по $30.

В результате всего этого за пять месяцев работы я поправилась почти на 12 килограммов. Под конец контракта об участии в танцевальных номерах не могло быть и речи.

Но зато появилась масса знакомых. Через пару месяцев наш клуб стал напоминать закрытый: изо дня в день приходили одни и те же люди, а разговор, начатый вчера, мог быть продолжен завтра и послезавтра. У кого-то появилось и внеклубное общение, правда, менеджер просил нас не звонить женатым мужчинам самостоятельно. Он сам набирал номер, звал человека к телефону, а потом передавал трубку нам.

Сцена

Одно время гвоздем шоу в клубе, где я работала, было выступление балетной труппы из Англии - номера им ставили хореографы Большого театра. Когда они уехали, папа-сан организовал "топлесс" румынской группы. Потом не то филиппинец, не то трансвестит начал жонглировать саблями, факелами и глотать огонь.

Правила

Клуб, выражаясь по-нашему, относится к высшей ценовой категории. Уходя, гость оставлял огромные суммы не только за съеденное и выпитое, но и просто за визит - час пребывания в клубе обходится в 30.000 йен с человека ($300). За ночь некоторые гости платили по несколько тысяч долларов, а назавтра приходили снова.

При всем при том японцы не строили никаких иллюзий насчет того, как мы к ним относимся. Они как никто другой понимают, что работа есть работа.

Гость обязан подчиняться правилам клуба, некоторые из которых весьма своеобразны. Так, клиенты не могут сидеть за столиком без сопровождения: каждый гость - какого бы он ни был пола - должен пригласить одну консуматоршу. Если клиент пришел с женой - бери двух девушек.

Однако это не означает, что к нам ходили лишь банкиры и богачи - среди завсегдатаев были и студенты, и инженеры, и рыбаки. Один из них пришел как-то прямо с работы - в пропахшей потом робе.

Вести себя развязно и оскорблять девушек не разрешается. Если девушка сочтет, что разговор переходит в неприличную область, она делает знак секьюрити, и тот деликатно подскажет гостю, что ему пора на выход.

Европейцы

Японцы - по крайней мере в нашем клубе - очень не любили мужчин европейской наружности. Если для посетителей-японцев не было никаких ограничений - сиди сколько хочешь - европейца в клуб могли просто-напросто не пустить или вдруг подойти к столику, потребовать документы и попросить покинуть клуб не позже чем через час.

Девушки

Среди "девушек за столиком" очень много филиппинок, малаек, бразильянок, костариканок и других хрупких и миниатюрных, как статуэтки, смуглых дочерей тихоокеанских и карибских островов, Дальнего Востока и Латинской Америки. Иногда встречались англичанки. Японок, занимающихся консумацией, очень немного, и платят им в шесть-семь раз больше, чем всем остальным.

К русским девушкам в Японии относятся очень неплохо. Может быть, потому, что, несмотря на отдельные исключения, русские девушки в целом намного скромнее. Филиппинки и прочие, хотя и вправду красивы, словно куклы, и одеты поэффектней, но очень вульгарны: и юбку могут задрать, и на стол вскочут, и хихикают постоянно.

Рабочий день у нас начинался в шесть-семь часов вечера. Мы собирались в клубе, слегка прибирались, подметали, расставляли столы и, переодевшись, рассаживались по углам. К восьми-девяти вечера начинали подсасываться посетители.

Папа-сан в это время в клуб не заходил, всем распоряжалась мама-сан - нет, не жена и не хозяйка, а филиппинка, которая проработала на консумации несколько лет и могла разрешить любую проблему.

В первые недели по приезде, когда все было для нас в диковинку, хозяева были с нами деликатны. Мы в основном танцевали и пели. К консумации нас начали привлекать постепенно. Мама-сан шутливо представляла нас гостям, вовлекая в легкий разговор, или отправляла к клиентам вдвоем с более опытной филиппинкой. Филиппинки помогали нам и с языком. Поначалу никто из нас по-японски, естественно, ничего не понимал. Мы садились к клиенту вдвоем с филиппинкой и работали, так сказать, колено в колено: японец обращался к русской девочке, филиппиночка переводила на английский, наша девочка отвечала - и так весь вечер.

Потом мы освоились и перешли непосредственно к консумации. Тут тоже есть разные детали. Я, к примеру, довольно хорошо пою, гости часто просили что-нибудь исполнить, и хотя это в мои обязанности не входило, я соглашалась: за одну песню могут подарить $100 или какую-нибудь дорогую вещицу.

Практиковалась также система реквестов, или вызовов. Посетитель с порога называет имя интересующей его девушки, ее разыскивают, направляют к нему за столик - и за каждый такой вызов ей полагается премия.

Были и другие способы заработать. Одна девушка прямо за столиком начала давать клиенту уроки русского языка. Он занимался агробизнесом и собирался в Москву на какую-то выставку, поэтому учились они по учебнику для сельхозвузов, и из-за столика слышалось про посевные площади и прицепные агрегаты. За один час таких разговоров любознательный японец платил по $100.

А вот вариант подработки, отдающий чем-то купеческим. Среди нас была Нонна - восемнадцати лет, такая хрупкая и светленькая, что японцы от нее просто балдели. Они относились к ней, как к ребенку, а мы, пользуясь этим, их раскручивали. Я, к примеру, говорила, что ей очень велики туфельки, а по размеру никак не найдешь, и гость тотчас же начинал подгонять их ей по ноге, подкладывая мелкие купюры. На одну ногу выходило около 15.000 йен, или $150. Иногда тот же номер исполнялся с блузкой.

Напомню, что все это - не развлечения, а работа. График был адский. Нам полагалось всего два выходных в месяц. Существенную часть свободного времени занимали занятия языком. Папа говорил только по-японски. Когда он проводил внушения (в основном насчет того, почему к нам не ходят клиенты) и объяснял требования (надо, чтобы ходили), все было ясно и без перевода. Но когда он понял, что ничего другого без переводчика мы не улавливаем, он рассвирепел, накупил кучу учебников и приказал учиться.

Несмотря на то, что это было строжайше запрещено контрактом, одна девочка подрабатывала на стороне, урывками, тайком снимаясь для модельного агентства в Токио в свободное время. В полную силу заниматься этим ей просто не хватало сил, но и "между делом", она получала деньги, сопоставимые с основной зарплатой.

Конфликты

На случай, если возникнут какие-то сложности, у нас был телефон промоутера, который обещал нам помогать во всех случаях жизни. Один раз мы им воспользовались, чтобы усмирить чересчур рьяного менеджера, требовавшего от нас на втором месяце пребывания большего количества реквестов. Промоутер примчался и сказал менеджеру что-то такое, после чего тот долго перед нами извинялся и просил ничего не сообщать папе-сан.

Но есть случаи, когда никакой промоутер не поможет. Однажды мы с одной девочкой пошли петь на сцену, оставив своих клиентов за столиками в полном одиночестве. Это очень серьезное нарушение трудовой дисциплины. Да, пели мы не для своего удовольствия, а по их просьбе, но в таких случаях, оказывается, надо выходить на сцену вчетвером.

За столь серьезное нарушение трудовой дисциплины нас так крепко отчитали, что мы расплакались. Но делать нечего - сами виноваты.

Медицина

Папа-сан - это непьющий, солидный и уравновешенный мужчина пятидесяти лет, хорошо понимающий, с кем он имеет дело. Никаких вольностей с его стороны никогда не было. Он уважал своих работников, заботился о них и вникал во все даже сугубо женские проблемы.

У некоторых девочек из-за разницы в девять часовых поясов появились некоторые отклонения - у одной, например, без всяких на то причин полгода не было месячных. Мы решили посоветоваться с мамой-сан, но она тут же рванулась к папе. Первым вопросом его было: "Секс был?", а вторым - "Почему сразу не сказали?". Потом он куда-то позвонил, и те, кому было нужно, назавтра же отправились к врачу, получили какие-то таблетки и вновь почувствовали себя в норме.

С точки зрения медобслуживания вообще все было очень гуманно. По контракту нам полагалась медицинская страховка, но воспользоваться ею, к счастью, не пришлось. Если же кто-то простужался или болела голова, можно было денек отлежаться безо всяких штрафов. За анализы, вызов врача и визиты в клинику платил папа-сан.

Правда, не за все. Месяца через полтора после приезда одна из наших девочек поняла, что беременна, причем событие, повлекшее это, случилось еще в Москве. Папа ей лишь посочувствовал и порекомендовал врача, но платила за ликвидацию последствий она сама - к счастью, это и не слишком дорого. Никаких санкций за несколько пропущенных дней с папиной стороны не последовало.

Не успев толком с нами познакомиться, папа сказал, что лидером группы назначаюсь я. Среди прочего, в мои обязанности входило следить за тем, чтобы все девочки должным образом за собой ухаживали. Той, у кого возникали сложности с фигурой - в том числе и мне - было настоятельно рекомендовано ходить в спортзал - и мы ходили, благо клиента, желающего купить девушке абонемент, найти было нетрудно. За символическую в Японии плату - $150 вступительного взноса и $70 - ежемесячного - можно сколько влезет заниматься на тренажерах, плавать, каждый день ходить на шейпинг и степ, плюс сауна, джакузи, массаж.

Среди нас были и совсем простые девочки из провинции, которым надо было объяснять, что после шампуня волосы споласкивают кондиционером, и в парфюмерных магазинах не надо скупиться - все затраты такого рода при нашей работе оборачиваются прибылью. То же относилось и к одежде: я чуть ли не силой таскала их по магазинам, убеждая сменить наряд, в котором они приехали еще из России.

Эмоции

До самого дна хрупкой девичьей души потрясли меня своеобразные понятия японцев о стеснительности и приличиях. Сюжет крутившегося на нашем ТВ рекламного ролика из японской жизни "Полароид, живи настоящим!" (начальница резко отчитывает молодого служащего, тот берет камеру и идет с ней в общий сортир; вспышка и жужжание аппарата в кабинке, где люди занимаются своими делами - и вот полученный снимок с курьером доставляется невыдержанному боссу) - с японской точки зрения, совсем не так невероятен.

Во всяком случае, когда чинные и галантные посетители клуба начинают прощаться с девушками, кланяясь и благодаря, это далеко не всегда означает то, что, выйдя за дверь, они отправятся домой или куда-то еще. Не раз с балкона своей комнаты (мы жили на верхних этажах того же здания, где размещался клуб) то одна, то другая девушка замечала, как ее клиент собственноручно давал выход своим положительным эмоциям, накопившимся при общении с хорошенькой девушкой, прямо тут же - на лестнице, за углом или в машине - нимало не беспокоясь о том, что его могут увидеть.

Тяжело было привыкнуть и к японским национальным шуткам. За столом при участии жен и детей джентльмены могут весело обсуждать размер и форму отдельных частей своего тела. Дергают и хватают тебя за что-нибудь легко и просто, причем не лапая, а с одобрением: "Какое у тебя то или это!"

После того, как одна девочка подралась с гостем, выразившим столь фривольным образом свое искреннее восхищение ею, мы вызвали папу. Назавтра на стене красовалось изящное изречение, смысл которого сводился к тому, что русских трогать руками не стоит. Гости смеялись, но рук и языков больше не распускали.

Помимо разных частей тела, интересует японцев, посещающих ночной клуб, и политика. Я консумировала в Японии и во время парламентских, и во время президентских выборов. Вечерами за столиками обсуждались все партии, их лидеры, их позиции - как в школе на политинформации. В Японии очень любят Горбачева, и когда мы говорили, что голосовать будем за Ельцина (мы ездили голосовать в консульство), сокрушению гостей не было предела.

Баланс

Если со мной бывал клиент в хорошем настроении, веселый и добродушный, а другие девчонки сидели без гостя, я иногда просила его, чтобы он пригласил за столик всех остальных русских девушек. Как правило, он с радостью соглашался: столько красавиц, и все для него.

Один из постоянных клиентов, Бриллиантовый, как мы его прозвали, был настоящим ловеласом. Он всегда носил в мешочке горсть тоненьких золотых колечек с небольшими камнями, которые рассыпал на столе и предлагал девушке провести с ним время за любое понравившееся. В Японии ювелирные мелочи стоят совсем недорого, и некоторые господа носят их с собой, как русские носят конфеты для детей. Не знаю, ходил ли с ним кто-нибудь из наших или нет, но когда по стране пошла очередная волна слухов о русских проститутках, папа вызвал меня и стал спрашивать, правда ли то, что наши девчонки за 100 долларов готовы на все.

Приходящие в клуб клиенты не ставят перед собой цель соблазнить девушку, но если дело идет к тому, отказываться не станут. Поэтому вся тонкость нашей работы в сохранении баланса: поддерживать гостя в заведенном состоянии и удерживать его от большего.

Папа-сан прекрасно понимал, что такое двадцатилетние красивые девчонки в окружении восхищенных мужчин, поэтому свои требования в смысле морали и нравственности он умещал в рамки реальности - то есть в рамки соблюдения приличий и безопасности. После работы уходить с клиентом было нельзя, а встретиться с ним днем в городе - пожалуйста. Если количество почитателей или активность девушки становились, на папин взгляд, чрезмерными, он просто просил сбавить обороты.

Замужество

Ближе ко второй половине пребывания в Японии я стала задумываться о том, что неплохо было бы подыскать нормального человека и выйти за него замуж. Но чем дольше я смотрела на японцев, тем меньше мне этого хотелось. Конечно, ни о каких проблемах с деньгами или в быту не могло быть и речи, но я не могла представить, что буду ютиться в их лачужках, пусть и набитых техникой и дорогими вещами. Наша квартира в Черноголовке по сравнению с тамошними - дворец. Кроме того, японцы - чисто внешне - не в моем вкусе. И еще я никогда не смогу выучить их язык.

А Катя из Подольска - смогла. Сейчас она спокойно сидит дома, ведет хозяйство и аккуратно ходит в языковую школу.

Другой способ остаться в Японии после завершения контракта - незаконен: так называемый overstay - "сверх срока". Им широко пользовались филиппинки, и наши девочки тоже решили попробовать. Из писем, которые приходят сейчас из Японии, ясно, что у них все нормально. Большинство из них работает там же, на консуматорских должностях, но зарплата их существенно повысилась, поскольку часть, шедшая раньше агентству, теперь идет им самим. О том, что в конце концов придется возвращаться, они стараются не думать.

Поездки

На всех семерых у нас было две комнаты, и кровати стояли как в пионерском лагере - одна к другой. Дома мы почти ничего не ели, питались в основном в клубе, на работе.

Работа продолжалась до трех ночи. Мы поднимались наверх и ложились спать. Просыпались после полудня, и день до шести был свободным. Иногда наши друзья из числа клиентов приглашали нас в гости или ресторан.

Как ни удивительно, мы очень много путешествовали по стране. Нередко друзья-клиенты, посадив в машину семью, заезжали рано утром и за нами и везли куда-нибудь. Одной из наших первых поездок стала экскурсия на Фудзияму. Возили нас и к местным святыням и памятным местам, терпеливо все объясняя и рассказывая.

Когда Нонне захотелось увидеть пальму в снегу, они, оставив нас в придорожном ресторанчике, долго колесили по горам, разыскивая эту пальму, потом вернулись, повезли всех ее смотреть и фотографироваться и долго кидались снегом, стараясь попасть на ее зеленые листья.

Папа на все наши разъезды особого внимания не обращал, требуя лишь, чтобы мы возвращались вовремя и свеженькими.

Перспективы

Не надо думать, что девушка, консумируя, только о консумации и думает. Некоторые из нас параллельно зондировали почву на предмет получения образования в этой стране. Заработав кое-что во время первой поездки в Японию, они вернулись в Россию и стали собирать документы для второй. Никто не мешает девушке, вечером консумирующей клиента, днем учиться в колледже. Администрация учебного заведения обычно против такого совмещения не возражает. Студенткам, правда, не рекомендуют слишком афишировать место своей работы, однако относятся к ним, тем не менее, с сочувствием: на что только не приходится идти людям из-за тяги к знаниям!

Сейчас, после второго контракта, заработав достаточно денег и окончив японский колледж, самые целеустремленные поступают в МГИМО на платное отделение: они знают язык и психологию народа.

А я теперь учусь не на землеустроителя, а на журналиста. И мой японский опыт, как видите, теперь помогает мне профессионально...

В целом про консумацию можно сказать: работа как работа. Да, очень тяжело, например, сидеть между двумя японцами, ублажая обоих. И относятся к консуматорше, как к говорящей кукле, которую подсадили к столу из чисто декоративных соображений. Но лично у меня отношение к этому положительное, так и надо: дом и стол - мир женщины, мир - дом мужчины.

Смотрите также

Спецпредложения авиакомпаний

11.07 Finnair Санкт-Петербург - Токио от 36 750 руб
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта