Великая ночь Шивы - в 14-й день темной луны

В 14-й день темной луны месяца пхалгун по непальскому календарю в индуистском храмовом комплексе Пашупатинатх на берегу священной реки Багмати происходит нечто подобное вселенскому столпотворению. Тысячи паломников - как из самого Непала, так и из соседней Индии и других стран - стекаются сюда, чтобы поспеть на Великую ночь Шивы - Махашиваратри.

В эту ночь, согласно преданию, Шива, один из самых почитаемых в Непале богов индуистского пантеона, совершил тандава - танец первичного творения, сохранения и... разрушения. В нынешнем году <день темной луны> пал на 4 марта.

Местный календарь Бикрам Самбат состоит из тех же 365 дней и 12 месяцев, но соотнести числа нашего и непальского календарей весьма сложно. И не только потому, что Бикрам Самбат берет начало в середине апреля. Это, кстати, может случиться и 13, и 14 апреля. Главная проблема состоит в том, что месяц здесь может длиться и 29, и 32 дня.

Для жителей Непала - единственного в мире индуистского королевства, чей король считается воплощением другого важного индуистского бога Вишну, - празднование Шиваратри по сути общенациональный праздник. Да и как может быть по-иному, когда Шива в образе бога Пашупатинатха - у Шивы в общей сложности 1008 имен - считается покровителем гималайского королевства, а все официальные речи государственных деятелей непременно завершаются здравицами в честь Пашупатинатха. В день <Великой ночи Шивы> в столице Катманду устраивается даже военный парад, который принимает сам король. Заканчивается проход войск непременным салютом из 31 залпа. Вечером же королевская семья отправляется в Пашупатинатх и совершает подношения, или, как говорят непальцы, пуджу символам Шивы.

Дух Шивы, можно сказать, витает над всем Непалом, в том числе даже в самых труднодоступных уголках королевства. Бога прославляют тысячи каменных изображений и монументов. Его имя носят храмы, горные вершины, города.

Но что интересно, непальцы относятся к Шиве не только с безграничным уважением, но с определенной долей страха. Ведь как-никак бог-разрушитель. Да и изображается он в грозном виде чаще всего в священной, но чрезвычайно зловещей пляске.

Однако пора отправляться на окраину столицы Катманду в Пашупатинатх, который зовут еще и Золотым храмом. Это святилище, пожалуй, не только самое древнее и почитаемое, но и одно из красивейших в индуистском мире. И <по будням> здесь собирается множество паломников, а в праздники - тем более в Ночь Швы - вообще не протолкнуться. Яблоку негде упасть.

Автобусы, легковые и даже грузовые автомобили длинными вереницами привозят индуистов-паломников из разных штатов Индии, отдаленных уголков Непала. Многие добираются сюда пешком, неся на голове нехитрый скарб и сбивая ноги по пыльным дорогам и каменистым горным тропам. Все спешат, чтобы поспеть на Великую ночь Шивы, которая считается также и днем его рождения.

Берега реки Багмати превращаются в самый настоящий муравейник. Около палаток паломников курятся костры, на которых полураздетые люди готовят скудную еду. Дети собирают все, что может пойти на растопку. Ночи в это время года здесь еще довольно холодные, а спать приходится в лучшем случае на истертых до дыр циновках. Но все невзгоды воспринимаются как благо. Индуист свято верит - за все страдания воздастся ему сторицей в иной жизни.

Я отправился в сторону Пашупатинатха во второй половине дня в надежде, что основная масса паломников, просыпающихся с восходом солнца, уже совершила все ритуалы ранним утром, а теперь с чувством исполненного долга наслаждается скромной трапезой в стороне от главных святых мест. Однако зря надеялся. Наплыв паломников нисколько не ослабел.

Все основные подъезды к Пашупатинатху были перекрыты полицией в радиусе 2-3 километров. Но это меня не сильно смутило. Прожив в Катманду уже более двух лет, я знал почти все окольные пути. В общем, решил подобраться к Пашупатинатху, как говорят, <с тыла> - с другого берега священной реки Багмати. Петляя по узким улочками, выехал к небольшому храму, от которого начиналась каменная лестница, спускавшаяся к небольшому мостику через Багмати. Однако одного взгляда на мост было достаточно, чтобы убедиться - перехитрить полицию мне явно не удалось. Во встречном направлении по мостику двигалась плотная толпа уже посетивших храм паломников, через которую пробиться не было никакой возможности. К тому же все подступы к мосту опять же были блокированы заграждениями и полицией.

Оставался только один путь - перейти священную реку вброд вместе с местными жителями, также решившими пробраться к священному храму окольными путями.

Река Багмати в это время года, до начала сезона дождей, представляет собой довольно мелкую и спокойную речушку, перейти которую в принципе не составляет особого труда. Однако, чтобы войти в воду, до предела насыщенную нечистотами, мусором и пеплом сожженных трупов, надо обладать недюженной смелостью, если не безрассудством. Но не зря, видно, говорят: охота пуще неволи. Решил прыгать с камня на камень, которые выступали над мутной поверхностью воды. Камни оказались невероятно скользкими, но одолеть эту полосу препятствий все-таки удалось.

Поднявшись по крутому прибрежному склону, я оказался в одном из палаточных лагерей паломников. Кто-то отдыхал, другие, собравшись группами, что-то оживленно обсуждали. Где-то варился обед, распространяя вокруг специфический запах пряностей, горелого масла и керосина. Повсюду мелькали бойкие лотошники, предлагавшие обычную воду и прохладительные напитки. Масса нищих, призывно позвякивающих мелочью в медных плошках. Тут же играют самодеятельные оркестры, показывают свое искусство заклинатели змей, удивляют всех невиданными чудесами йоги.

С вершины холма открывалась почти мистическая панорама - многочисленные храмы и причудливые каменные изваяния, над которыми, величественно сверкая позолотой в лучах предзакатного солнца, возвышается двухъярусная крыша главного святилища. От храма спускаются прямо к воде ступени с гхатами - каменными площадками для кремации. Индуисты почитают за честь умереть на этих ступенях в тот момент, когда их ноги омывают священные воды Багмати.

Издалека хорошо также видна более чем километровая очередь паломников, терпеливо простаивающих несколько часов, чтобы совершить в главном храме приношение Шиве, обычно состоящее из молока, цветов, монет и риса. И тем самым освободиться от всех своих прошлых грехов. Мощные динамики разносят на всю территорию Пашупатинатха монотонное песнопение гимнов в честь бога Шивы.

Спустившись вниз, я оказался в самом центре колышущейся волнами пестрой толпы. Горожане в парадных, старательно отутюженных темных пиджаках, а их жены - в ярких праздничных сари. Жители гор в бесформенных домотканых штанах, женщины - в соронгах. Святые мудрецы - садху, облаченные в яркие оранжевые робы, обнаженные аскеты, вымазанные с головы до ног пеплом...

Стоящие через каждые несколько метров полицейские с трудом пытались регулировать этот почти стихийный человеческий поток. Каждый из пролетов спускающейся к реке лестницы занимали садху и аскеты, явно обустроившись там на целый день. Вокруг садху толпились страждущие получить мудрый совет: как жить дальше? А нищие аскеты со спутанными до состояния войлока волосами и разукрашенными священными знаками лицами, создавалось впечатление, вообще ни на что не обращали внимания. Большинство из них сидели в позе лотоса, глубоко погрузившись в медитацию. Причем у каждого в руке была длинная трубка с дымящимся гашишем.

Гашиш курили не только садху и аскеты, но и многие из простых непальцев. И ничего в этом страшного нет. Курение гашиша во время Шиваратри - давняя традиция. Говорят, сам Шива пользовался гашишем для достижения более глубокого состояния транса.

Пробравшись сквозь толпу на мощеную набережную, я оказался среди невысоких храмов, сооруженных в правильном, почти шахматном порядке. Внутри каждого храма - явно по случаю праздника - медитировал садху. Но главными украшениями каждого храма были традиционные каменные лингамы Шивы - символы не только его созидательного начала, но и сексуального величия. Ведь бог-разрушитель Шива почитается и как божество воспроизводства. Причем основанием для лингама обычно служит круглый каменный диск, символизирующий йони, женское начало. Кстати, первоначально - в незапамятные времена - на месте храмового комплекса Пашупатинатх вообще стоял лишь <четырехликий лингам>, и только потом постепенно возникали все новые и новые постройки.

Традиция поклонения лингаму Шивы, по всей видимости, исходит из давних фаллических культов местного населения. Древние манускрипты повествуют о жарком споре между Вишной и Брахмой по поводу того, кто из них главнее. Спор богов был долгий и столь же безуспешный. И вдруг в самый разгар дискуссии откуда ни возьмись появился сверкающий огненный лингам, искрившийся подобно сотне вселенских огней. Он не имел ни начала, ни середины, ни конца, его нельзя было даже ни с чем сравнить.

Вишну, решивший определить, откуда берет начало этот лингам, превратился в гигантского вепря и заскользил вниз. И хотя путь его продолжался тысячу лет, он так и не добрался до основания этого монстра. В это же время Брахма превратился в зоркого белого лебедя, быстрого как мысль, и устремился вверх в поисках конца этого столба, но также не имел успеха. Когда оба они, усталые и изумленные, вернулись, перед ними предстал владелец гигантского лингама - Шива. Он-то и объявил себя властителем миров. А его лингамы, установленные опять же во всех мирах, стали символом верховенства бога созидателя и разрушителя.

Каменные и прочие изображения лингамов Шивы, пожалуй, - самые распространенные архитектурные памятники долины Катманду. Их можно встретить в самых неожиданных местах, порой они преграждают тротуары и даже мешают автомобильному движению. Но снести их или хотя бы передвинуть на другое место вряд ли кто осмелится. С таким страшным богом шутки плохи - ему можно только поклоняться. И немудрено, что непальцы, проходя мимо лингамов, осыпают их лепестками цветов или - на худой конец - в знак почтения сначала дотрагиваются пальцами до лингама, а затем до своего лба.

Но самое главное изображение Шива-лингама находится, конечно же, в главном храме Пашупатинатха. С совершения брахманами обрядов поклонения этому лингаму и начинается в полночь официальное празднование Шиваратри.

...Поигрывая напоследок лучами по золотой крыше, солнце тем временем медленно опускалось за горизонт. Сгущались сумерки. С наступлением темноты похолодало, и основная масса паломников разошлась. Однако религиозный пыл оставшихся нисколько не ослабел, а напротив, даже усилился. То там, то тут вспыхивали костры, а вместе с ними еще громче зазвучали мантры, распеваемые паломниками. Они также изо всех сил старались помочь Шиве. Ведь истые его почитатели твердо уверены, что в эту ночь Шива страшно мерзнет, а согреть его можно только кострами. И, конечно же, гимнами в его честь.

Дым гашиша, перемешанный с дымом костров, ритмичные мантры да и вся чарующая атмосфера праздника оказывали настолько сильное магическое воздействие, что, честно признаюсь, сам оказался чуть ли не на грани транса. Мне непреодолимо захотелось присоединиться к одной из групп, собравшейся вокруг костра, и, приняв трубку с гашишем из рук садху, посмотреть на мир с непривычной стороны. Однако мои спутники, чье сознание не смогло открыться для магических вибраций, увлекли меня за собой на другой берег священной Багмати. Там чары Шивы уже не действовали так сильно, и мое желание пропало.

Обратная дорога была освещена светом горящих костров. Клубы дыма стояли над всей долиной до самого утра. И до самого утра было слышно эхо песнопений, прославляющих Шиву - покровителя этого загадочного гималайского королевства.

Смотрите также
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта