Прогулки от Чайнатауна до Малайской деревни

Начинать осматривать Сингапур лучше всего с места, где высадился 19 января 1819 года сэр Раффлз, прямо от его статуи из белого мрамора. Стамфорд Раффлз, скрестив руки на груди, смотрит в глубь острова. Ему есть, что вспомнить. Он прибыл во главе экспедиции из шести судов, в том числе и военных, в устье реки, где в деревушке несколько сотен малайцев ловили рыбу, китайцы выращивали овощи, а в лодках ютились аборигены - "морской народ" - и основал здесь главную цитадель англичан в Юго-Восточной Азии.

Раффлз заложил в устье реки квартал колонистов: в северной части города - индийский и малайский кварталы, а в южной - китайский. Так он хотел избежать расовых и религиозных конфликтов, став нейтральной фигурой в многонациональном городе. К моменту его возвращения на родину в Сингапуре уже обитало более десяти тысяч жителей разных национальностей, и город продолжал строиться, соответственно, по их вкусу.

Местный журналист Амир Япу предложил вначале отдохнуть в старом сквере Эспланада, где английские аристократы играли в крикет и обменивались городскими новостями, или полюбоваться собором Святого Андрея, расположенном в обширном парке, который возводился дважды: сначала индусами-заключенными, а затем, после того как в собор попала молния и он был разрушен, его вновь отстроили в стиле английской готики.

Устав от городского шума, мы углубились в Форт Каннинг - в парк, дорожки которого вели в гору. На ее вершине была когда-то крепость, называвшаяся "Запретный холм". Отсюда открывается прекрасная панорама города, и я разглядел китайский квартал, в котором мне советовали обязательно побывать. Туда мы и отправились с Амиром, который, казалось, готов был сутками рассказывать о своем родном городе и бродить по его улицам, несмотря на усталость.

Мы медленно двигались по малайским кампонгам, индийским и арабским кварталам, вдыхая пряные ароматы и впитывая в себя звуки и краски чужой яркой жизни, калейдоскоп которой, стоило закрыть глаза, словно переносил в далекие страны: Китай, Индию, на Суматру или Южную Аравию, не говоря уже о близкой Малайзии.

Попав наконец на улицы китайского города, мы словно оказались в древнем Китае. Здесь трудно заблудиться, так как узкие улочки Чайнатауна образуют квадрат, что облегчает ориентацию. Здания не подавляют собой: нет пышных отелей и надменных офисов. Двухэтажные дома вплотную примыкают друг к другу и похожи, как близнецы: внизу - магазинчики, а наверху - квартиры.

Все нараспашку - окна, двери. Жизнь кипит на узких улочках, по которым с трудом пробираются велорикши, виртуозно огибая столы, вынесенные на тротуары. На них груды одежды, обуви, россыпи сверкающих украшений.

В обеденные часы пряные ароматы булькающей в котлах похлебки и шипящей на жаровнях еды вызывают в желудке голодные спазмы. Улицы превращаются в гигантскую харчевню. Особенно много здесь потребляется морепродуктов: рыбы, крабов, трепангов, креветок. Шум толпы усиливается, мелькают яркие наряды китаянок, одетых в пестрые кофты или традиционные шелковые халаты с высоким воротом.

Китайцы здесь, как и в материковом Китае, сдержанные и любезные. Они приветливо отвечают на любые вопросы, и все при этом улыбаются: продавцы, парикмахеры, официанты и даже владельцы ритуальных бюро, торгующих похоронными принадлежностями, которые полагается после погребения сжигать, чтобы покойный мог ими воспользоваться на том свете.

Вот на углу улицы важно восседает писец, помогающий всем желающим, особенно старушкам, написать весточку оставшимся в Китае родственникам.

Я обратил внимание на большое количество зеркал, встречающихся буквально на каждом шагу. Как пояснил мой спутник, в них никто не смотрится, кроме, может быть, злых духов, которые видят в них свои страшные отражения и пугаются. Зеркала специально вывешиваются для отпугивания нечистой силы.

И тут же рядом продаются длинные бумажки с выведенными на них золотыми иероглифами на красном фоне - это изречения, приносящие удачу.

Было время, когда в пылу преобразований стали сносить старые кварталы и возводить новые постройки с зеркальными окнами, но сейчас энтузиазм угас и национальные части города лишь реконструируются, сохраняя при этом свой неповторимый облик.

Так вот, спускаясь по очень древней улочке к узкому ущелью, заросшему тропическими растениями, мы наткнулись на нетронутый временем уголок Чайнатауна. Заговаривать здесь с жителями было бесполезно.

Тут обитали исконные китайцы, не признающие английского, соблюдающие все обычаи, лечащиеся только у своих врачей. Они покупают чудодейственные препараты только в своих аптеках. Кое-кто заходит в дома, где вывешены черные флаги с желтыми буквами - пристанище медиумов, общающихся с душами усопших.

Даже вина, которыми торгуют местные лавочки, настоены на лечебных травах и кореньях, иногда на змеях. В булочной продаются пирожки, но не просто с капустой или морковью, а гарантирующие долголетие и процветание, что является самым важным в жизни китайца.

Но есть в Чайнатауне жители, совсем не похожие на других. В старых домах на Нанкинской улице обитают женщины - самси. Хотя жили они в плохих условиях, трудились на строительстве, но предпочитали такое существование и оставались незамужними. Оставшиеся в живых старушки и сейчас любят вечерком поиграть за столиком в карты, попивая зеленый чай.

- Лучше прожить в одиночестве, чем рожать детей да ухаживать за мужем-гулякой, - говорят они, попыхивая скрученными из бумаги сигаретками.

А неподалеку от них поселились мужчины - ама, которые дали обет не связывать себя брачными узами. Они устраивались в богатые дома и прислуживали там, выполняя подчас тяжелую работу и оставаясь до конца жизни холостяками, не обременяя себя заботами о детях и жене.

Мы прошлись также и по обновленным кварталам китайского города. Здесь не только дома, но и скотные дворы переоборудованы в ресторанчики и торговые центры. Интересно послушать старые предания, сохранившиеся в этих местах: местные жители считают, что вокруг их домов бродят призраки умерших. Улицу Саго когда-то звали "улицей Мертвых". Со всего Чайнатауна сюда свозили умирающих и безнадежно больных стариков, надеясь, что они забудут дорогу к дому и не будут беспокоить своих родственников - таковы китайские обычаи. И вот теперь, как кажется здешним обывателям, призраки бродят по асфальтированным улицам в поисках своего старого жилища, нс узнавая прежних мест.

Значительно преобразился также облик Пагоды - улицы, где когда-то было множество публичных и игорных домов, а также опиекурилен, куда устремлялись приезжие китайцы с одним мешком за плечами, спуская последние монеты.

В Центральном торговом комплексе Чайнатауна стоит зайти на первый этаж так называемого мокрого рынка (полы здесь постоянно поливают водой - для чистоты и свежести), где среди экзотических продуктов, разных морских рыб и черепах, можно выбрать себе, например, большую лягушку. Прежде чем опустить в пакет, лягушку обязательно, как отбивную, поколотят об решетку клетки и затем, прямо с живой, сдерут шкурку. И если это у покупателя не отобьет аппетит, он может ее зажарить себе на обед...

Говорят, что Сингапур - это Азия в миниатюре, поэтому чтобы познакомиться с бытом индийцев, совсем не обязательно лететь в Калькутту, а стоит заглянуть в кварталы Малой Индии. Здесь, пожалуй, индийского колорита побольше даже, чем в самой Индии, так как жители стараются сохранить свое национальное своеобразие, религию, художественные традиции, кулинарное искусство. Попав сюда, вы ощутите незнакомый мир пряных запахов, вас оглушит какофония звуков и ослепят яркие краски. Повсюду благоухают гирлянды жасмина, одуряют ароматы пряностей, разложенных на прилавках рядом с бетелем, кунжутом и арахисом. Индианки, гремя браслетами на руках и ногах, предлагают разноцветные рулоны тканей, а мужчины в белейших дхоти демонстрируют ярко раскрашенные статуи храмовых богов и маленькие статуэтки индуистских божков. И над всем этим торжищем несутся звуки струнных инструментов, а из динамиков льются сладкие мелодии.

Такой бедлам долго не выдержишь, и поэтому мы отправляемся в кварталы победнее, где в лавочках торгуют кастрюлями, кушаньями из риса, пальмовым сахаром и другими вещами, столь необходимыми в домашнем обиходе. Рядом с лавочками, прямо на земле, сидят люди, которые, по словам их соседей, ворочают миллионами. Это ростовщики, принадлежащие к касте четтияров и прибывшие из Мадраса.

Среди всей этой пестрой суеты возвышаются храмы: один посвящен богине-разрушительнице Кали, и туда заходят, чтобы ее задобрить, если боятся, что им кто-то вредит, а другой привлекает двумя огромными статуями при входе. Я зашел внутрь, чтобы положить цветы у ног всемогущего Шивы и полюбоваться множеством божеств, выстроившихся вдоль стен.

Гораздо умиротвореннее чувствуешь себя в Арабском квартале у Султанской мечети, где правоверные думают не только о наживе, а погружены в чтение Корана, который, как и молитвенные коврики, можно купить в соседней лавочке. Устав от молитв, верующие подкрепляются в харчевне напротив.

Поднявшись к северу, мы прошли по Султанской площади к единственной в своем роде мечети, носящей женское имя - Ходжа Фатима. Эта мечеть была построена женой султана с Сулавеси, которая заказала ее проект английскому архитектору. Если взглянуть на минарет мечети, то видно, как он угрожающе наклонился. Становится понятно, что архитектор был влюблен в готику. За мечетью любят собираться для беседы арабы. Здесь оазис мира и покоя, так как рядом могилы Ходжи Фатимы и дочери.

...Надо сказать, что малайцам меньше повезло с местом обитания, чем китайцам или индийцам. Их кампонги (деревни) с домами на сваях были снесены и заменены безликими строениями. Правда, признаки настоящей малайской культуры можно увидеть в центре квартала. где поселились недавние выходцы из Малайзии. Там же открывается по мусульманским праздникам большой оживленный рынок, и можно пройтись по улипе - копии малайской деревни - и увидеть дома на сваях.

Неутомимый Амир предлагал мне побывать еще в настоящей деревне - кампонге.

- Там мы будем сидеть в тени манговых деревьев и любоваться на местных жителей в ярких саронгах, - рисовал он заманчивые картины. - Можем даже зайти в свайную постройку, покормить под пальмами обезьян...

Но я вынужден был отказаться, так как калейдоскоп впечатлений от Сингапура был настолько ярок и многообразен, что мне казалось. будто я вернулся из длительного путешествия по Индии и Китаю. Действительно, правы сингапурцы, когда гордо заявляют, что их Город Льва - это Азия в миниатюре.

Смотрите также

Спецпредложения авиакомпаний

21.03 Qatar Москва - Сингапур от 40 108 руб
17.03 Thai Airways Москва - Сингапур от 30 298 руб
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта