Криминальная Корея

Как хорошо знают многие наши читатели, Сеул -- это, пожалуй, один из самых безопасных мегаполисов мира. Прогулка по ночному Сеулу, в отличие, от, скажем, прогулки по многим районам ночного Нью-Йорка, не является смертельно опасной авантюрой, и шансы стать жертвой преступления здесь весьма невелики (увы, это не относится к шансам попасть в автомобильную аварию, которые в Сеуле куда больше, чем в большинстве крупных городов мира).

Однако в последние месяцы корейские полицейские сводки стали звучать куда тревожнее, чем раньше. Причина этого вполне очевидна -- тяжелейший финансово-экономический кризис, который в конце прошлого года внезапно обрушился на страну. Нельзя сказать, чтобы раньше в Корее совсем уж не бывало никаких экономических проблем, однако предшествующие кризисные периоды были весьма непродолжительны, и не один из них по своей серьезности не может сравниться с нынешней депрессией.

Кризис означает свертывание производства, а, следовательно, и безработицу, равно как и существенное снижение реальных доходов большинства населения. По оценке газеты "Кукмин ильбо" нынешний уровень жизни в Корее примерно такой же, каким он был в 1988 г., то есть, иначе говоря, кризис отбросил страну почти на десятилетие назад. Безработица достигла неслыханного ранее уровня -- 7%, и продолжает расти.

Понятно, что кризис и безработица означают заметный рост преступности в Корее. Люди, зачастую оставшиеся без средств к существованию, готовы на все, чтобы только добыть деньги для себя и для своей семьи. Поэтому никого не удивляет, что последние месяцы в Корее отмечены ростом преступности. Хотя абсолютное количество преступлений по-прежнему сравнительно невелико (по крайней мере, если сравнивать Корею с большинством промышленно развитых государств), темпы роста преступности являются просто рекордными.

В соответствии с данными за первый квартал этого года, которые, в частности, были опубликованы в газете "Кукмин ильбо", количество лиц, задержанных полицией по обвинению в совершении уголовных преступлений, по сравнению с первым кварталом прошлого года выросло на 76,8%. При этом число лиц, арестованных по обвинению в грабежах, выросло на 51%, а по обвинению в кражах -- на 24% (другая газета -- "Кёнхян синмун" -- приводит несколько иную статистику, и утверждает, что рост числа арестованных по обвинению в грабежах составил "только" 38,3%). В то же самое время следует упомянуть, что количество арестов по обвинении в убийствах снизилось, и притом -- весьма значительно, на 7,7%. Практически стабильным осталось и количество изнасилований. Таким образом, очевидно, что нынешняя волна преступлений носит "экономический" характер и напрямую связана со снижением уровня жизни. "Кукмин ильбо" цитирует представителя Управления полиции, который отметил, что среди арестованных необычно высока доля лиц, ранее к уголовной ответственности не привлекавшихся, и что среди них много безработных.

Газета "Сеул синмун" сообщает о том, что в начале июля в корейской столице был проведен специальный семинар на тему "Методы борьбы с преступностью в эпоху МВФ" ("эпохой МВФ" -- Международного Валютного Фонда - в Корее часто называют нынешний экономический кризис). В центре внимания семинара был вопрос о том, как связаны преступность и безработица. Газета подчеркивает, что связь эта необязательно однозначна, и что в некоторых странах рост безработицы не означает автоматического роста преступности. Однако, как считают специалисты, в Корее, где практически отсутствует система социального обеспечения, и где потерявший работу человек не может рассчитывать на щедрые государственные пособия, рост безработицы не может не вести к ухудшению криминогенной обстановки.

Растет в последнее время и то, что на Западе именуется "преступностью белых воротничков", то есть служебная преступность, всякого рода махинации и, конечно, уклонение от налогов. Корейцы, как и русские, налогов платить не любят и уклонение от налогов большим грехом не считают (разница, правда, в том, что налоговые ставки в Корее обычно раза в два-три ниже, чем в России). Газета "Хангук ильбо" в пространной статье даже назвала Корею "страной неуплаченных налогов" (возможно, Россия могла бы и оспорить этот титул). По данным этой газеты, которая ссылается на исследование корейских экономистов, в госбюджет поступает только 45% всей теоретически причитающейся суммы, в то время как оставшиеся 55% утаиваются налогоплательщиками.

Иностранцы, особенно из стран Запада, которых в Корее считают людьми богатыми, так сказать, "по определению", сейчас тоже чаще становятся жертвами преступлений. По меньшей мере дважды в этом году жертвами стали и официальные дипломатические миссии. По сообщению газеты "Мунхва ильбо", 20 мая преступники, выбив окно, проникли в помещение норвежского посольства, и взломали находившийся там сейф. Ворам не посчастливилось, так как денег в сейфе оказалось немного, около 550 тысяч вон (400 долларов). А вот австрийскому консульству повезло меньше. 15 апреля преступники похитили оттуда денег и украшений на весьма солидную сумму -- 150 миллионов вон (110 тысяч долларов). Справедливости ради надо отметить, что корейское правительство, с чрезвычайной заботой относящееся к вопросам международного престижа страны, делает все возможное, чтобы предотвратить преступления против иностранцев. Зная это, корейские преступники чаще всего побеждают понятный соблазн поинтересоваться содержимым карманов попавшегося им навстречу пришельца с Запада.

В новых условиях прибавилось работы и корейским мафиози. Надо сказать, что до недавнего времени корейское правительство в целом успешно сдерживало деятельность мафии. Задача полного искоренения организованной преступности (в наше время вполне нереальная) здесь, похоже, всерьез никогда не ставилась, однако полиция держала местные оргпреступные группировки в рамках, и не давала им вмешиваться в легальный бизнес. Традиционно оргпреступность в Корее имела дело с бизнесом нелегальным или полулегальным, где на ее деятельность власти смотрели сквозь пальцы. Лавочки, магазинчики, мастерские, не говоря уж о средних компаниях, обычно никаких дел с бандитами не имели, в то время как формально запрещенные проституция или игорный бизнес без бандитской "крыши" обходиться не могли. Часто мафиози привлекались и для того, чтобы "разобраться" с невыплатой долгов, причем в последнем случае к их "услугам" порою обращались и солидные бизнесмены (получить долги через суд в Корее бывает, мягко говоря, непросто). В условиях кризиса, понятно, количество неуплаченных долгов резко выросло, а эффективность судебных органов -- снизилась, и это, как пишет еженедельник "Сиса чжорнал", привело к настоящему буму в деятельности местной мафии. По сообщению журнала, увеличившиеся доходы преступных группировок часто используются для разного рода финансовых махинаций (например, для создание фиктивных фирм с целью получения банковских кредитов). Действия оргпреступных группировок приняли такой размах, что они сейчас стали расцениваться как потенциальная угроза экономической стабильности страны.

С ростом преступности связан и иной невеселый рекорд.

Как пишет газета "Кёнхян синмун", Министерства юстиции сообщило, что количество заключенных, находящихся в корейских тюрьмах, в начале июня составило 56 тысяч человек (кроме того, еще около 70 тысяч -- рекордная цифра -- находятся под следствием). Корейские тюрьмы и, особенно, следственные изоляторы оказались переполнены внезапно хлынувшим потоком арестованных. Количество арестов, как уже упоминалось, за последнее время почти удвоилось. Конечно, тюремная система оказалась не готова к такому повороту дел, и за это ее трудно винить, если вспомнить, что на протяжении последней четверти века преступность в Корее медленно, но неуклонно снижалась! В целом корейские тюрьмы заполнены сейчас на 130%, и на каждого заключенного приходится в среднем лишь 1,5 кв. м. площади камеры.

Газета "Сеге синмун" также опубликовала несколько материалов, которые посвящены внезапно осложнившейся ситуации в корейских тюрьмах. На ее страницах опубликованы выдержки из письма одного молодого заключенного, который пишет о том, что происходит той тюрьме, где он сам отбывает срок наказания (кстати сказать, за нарушение Закона о государственной безопасности, то есть по обвинению в пособничестве Северной Корее). По его словам, в камере, рассчитанной на 10-15 заключенных, сейчас порю находится до 50 человек. Многие из них оказались в тюрьме потому, что не смогли заплатить штраф (следуя американскому образцу, корейский суд часто предлагает преступнику выбор между уплатой крупного штрафа или тюремным заключением). Жара и теснота выматывают людей. Автор опубликованного в газете письма отмечает, что ситуация в тюрьме стала по-настоящему тяжелой только в последние месяцы, когда количество заключенных стало быстро возрастать.

Налицо серьезные проблемы, однако впадать в панику по поводу "разгула преступности" в Корее все-таки не приходится, так как никакого особого "разгула" нет. Не следует забывать, что, какими бы высокими не были темпы роста преступности в последние месяцы, "стартовый уровень", с которого начался этот рост, был очень низким. Те же самые 56 тысяч заключенных могут поначалу показаться внушительной цифрой, но она выглядит куда менее впечатляюще, если вспомнить, что США заключенных в тюрьмах находится примерно в 20 раз больше, чем сейчас в Корее (в то время как население США в целом больше только в 5 с небольшим раз). Увеличение числа грабежей на треть или даже в полтора раза -- не очень веселая новость, но количество грабежей в расчете на 100.000 человек населения в Корее было всегда в несколько раз меньше, чем даже в таких благополучных странах, как Германия или Великобритания (не говоря уж о США, где на каждые 100.00 жителей в 1994 г. грабежей приходилось не много ни мало в 30 раз больше, чем в Корее). Активизация оргпреступности бесспорна, но и здесь необходимо внести свои поправки. Когда пару месяцев назад один из средних бизнесменов, который в результате нынешнего экономического кризиса оказался не в состоянии платить долги, был избит посланными конкурентом бандитами и попал в больницу с серьезной черепно-мозговой травмой, об этом написали многие газеты и журналы. Этот инцидент был воспринят в Корее как нечто из ряда вон выходящее, как необычное и серьезное преступление. Не надо, наверное, объяснять читателям московской уголовной хроники, что подобное происшествие едва ли вызвало бы всеобщий интерес в России, где похожие вопросы давно уже решают не кулаками и кастетами, а автоматами.

Итак, в целом Корея остается страной безопасной, однако и здесь преступность, увы, становится все более ощутимой.

Смотрите также

Спецпредложения авиакомпаний

29.08 Air China Москва - Сеул от 35 795 руб
22.08 Korean Air Москва - Сеул от 20 619 руб
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта