Швейцария - разрушение стереотипов

Уехать из зимы

Фотографии из поездки я разбирала, пока ехала в метро. Сидевший рядом мужчина не выдержал:
- Отдыхать ездили?
- Нет, по работе, - помотала головой я и усомнилась: работать - это ведь чинить там какие-нибудь краны или дырявить асфальт отбойным молотком. Ни того, ни другого мы за время путешествия ни разу не делали.
- А где это? - продолжал мой собеседник.
- Швейцария, - я снова засомневалась - на сей раз не была уверена, что пальмы на экране нетбука ассоциируются у моего соседа со страной гор, лугов и холеных буренок.
Но сосед понимающе кивнул:
- Красиво!
- Красиво, - согласилась я и уткнулась в компьютер.

Кто-то пошутил о московском климате: "Переживи три месяца зимы и получи четвертый в подарок". Вырваться из цепких объятий московского презента в настоящую весну было приятно и странно.


Скомканным адаптационным периодом стало путешествие из прохладного Цюриха на поезде, который ехал сначала вдоль заснеженных, потом лишь слегка припорошенных полей.


На вокзале в Люцерне пахло весной, люди в пальто недоуменно смотрели на наши пуховики и даже собаки, казалось, слегка приподнимали брови, удивляясь и осуждая.

Люцерн ослепил ярким солнцем. Грохоча чемоданами, мы погрузились в автобус, который за несколько минут доставил нас к подножию отеля. Именно к подножию, потому что гостиница Montana с полным правом может считаться высокогорной - она расположена высоко на холме. К ней ведет немолодая, но довольно крутая лестница, выложенная камнем. Гости, не преследующие высокой цели сбросить 10 килограмм живого веса за два дня, могут воспользоваться фуникулером, который доставит их прямо в холл. Фуникулер со всей ответственностью можно отнести к достопримечательностям Люцерна - он официально признан самым коротким в Европе, к тому же и возраст у него весьма почтенный - он уже справил 100-летний юбилей.


Разместившись в номерах и вдоволь насладившись интерьерами в стиле ар-деко и открывающимися из окон видами на озеро и Пилатус, мы отправились на прогулку.

Как известно, лучший способ узнать город - в нем заблудиться. Считая это наблюдение золотым правилом, я немедленно решила ему последовать, правда, на бессознательном уровне: пока примеривалась фотоаппаратом к сохранившейся с VIII века церкви Хофкирхе, группа, только что стоявшая на площади, исчезла, словно кто-то набросил на нее плащ-невидимку, позаимствованный у Гарри Поттера. Для порядка я поискала пропавших по соседним улицам и, покончив с очисткой совести, взялась за изучение местности.


Однако допустила непростительную оплошность - за неимением карты положилась на собственную интуицию, которая, когда речь заходит об ориентировании на местности, работает, как размагниченный компас. Поэтому очень скоро я осознала, что неумолимо приближаюсь к тому месту, где была забыта попутчиками. Тут-то меня и выловила сосестра по перу из дружественного издания и вернула в "лоно семьи".

Но истинные журналисты, как большевики, не сдаются, и со второй попытки мне удалось затеряться в узких улочках. Люцерн о ту пору, не желая отставать от всей Европы, утопал в карнавальном неистовстве, стремясь использовать для веселья каждую минуту, оставшуюся до начала Великого Поста. Поэтому, утолив визуальный голод живописными панорамами, я послушно позволила себя увлечь шумной толпе, пестрящей самыми невообразимыми костюмами и звучащей разнообразием музыкальных инструментов.

В карнавале принимают участие жители всех возрастов. Одеваются викингами, гусарами, животными, монстрами.

Ходят по улицам, играют на барабанах, трубах и других инструментах. Кто бы мог подумать, что сдержанные швейцарцы знают толк в веселье! Булыжные мостовые, усыпанные конфетти, словно снегом, деревья, украшенные всем, что подвернулось под руку, пританцовывающие плюшевые и атласные существа - волей-неволей проникнешься праздничной атмосферой и потянешься за шествием, как диснеевский Рокфор за сыром.


Не меньшим открытием стал и тот факт, что в восемь вечера улицы опустевают, словно по мановению волшебной палочки - как будто вся толпа, дружно посмотрев на часы, спешно ретировалась, пока пребывающая не в духе фея не попревращала их кареты в тыквы, а то и во что похуже.

В одиннадцать вечера, по дороге в отель в хитросплетении переулков нам повстречался затерявшийся оркестр, который вскоре скрылся за дверьми битком набитого бара, где их приветствовали шумными немецкими выкриками. Как только дверь бара закрылась, город стал походить на стихотворение Блока:

Там в сумерках белел дверной навес,
Под вывеской "Цветы" прикреплен болтом.
Там гул шагов терялся и исчез
На лестнице - при свете лампы жолтом.

"По воле волн", день сурка и начало приключений

Я бы хотела написать про красочное утро Люцерна, но, увы - видела его только на фотографиях коллеги-жаворонка. Сама же, свернувшись калачиком под теплым одеялом, провела первые часы нового дня в компании Морфея, и окрашенную солнечным багрянцем верхушку Пилатуса не видела даже во сне.

Однажды в интервью Рената Литвинова призналась: "Я очень люблю завтракать. Завтрак должен быть неспешным, и чтобы никто в это время не беспокоил". Ресторан отеля Montana идеально соответствует подобным требованиям. Тишина, умиротворенность, блики солнечных лучей на вазах с цветами, озеро и горы за окном.

Однако, если организм жаждал медитативного созерцания горных вершин под чашку кофе, обстоятельства призывали к немедленной мобилизации: на причале уже разогревал двигатель теплоход с многообещающим названием Wilhelm Tell.


Да, это отличная идея - часть пути на юг, куда мы направлялись, проделать вплавь. В смысле, на кораблике, конечно.

Страшно интересно наблюдать, как на глазах строгую немецкую архитектуру вытесняет раскрепощенная итальянская, как на пристанях сходят одни пассажиры и поднимаются на борт другие, как меняются лица попутчиков. Это - сродни путешествию не только в пространстве, но и во времени.

По пути мы миновали луг Рютли - место, откуда, по преданию, начинается история Швейцарии. Легенда гласит, что именно здесь представители трех кантонов - Ури, Швиц и Унтервальден заключили союз, предполагающий оказание взаимопомощи и поддержки.


На теплоходе мы добрались до станции Флюэлена, откуда продолжили путь по железной дороге до Локарно. Удобное расположение перрона рядом с причалом полностью исключило возможность не найти станцию, заблудиться, спрашивать дорогу у местных, перевести дух в первом попавшемся кафе и, наконец, отстать от поезда.

Аскона - следующий пункт назначения на нашем маршруте - приветствовала нас, выстроив в шеренгу пальмы и отменив зарядивший было накануне ливень. Небольшой городок, расположившийся на берегу Лаго-Маджоро в окружении гор - настоящий рай для тех, кто любит тишину и уединение. В принципе, уединяться можно в любом месте Асконы - никто не посягнет на ваше желание остаться тет-а-тет с собой, но те, кто желает исключить малейшую возможность вторжения в свой внутренний мир, могут для верности поселиться в отеле Ascona.

Размещение на высоте - в прямом и переносном смысле слова - стало своеобразной визитной карточкой нашего швейцарского вояжа. Ascona примостилась прямо на горном склоне, и с ее балконов взгляд охватывает весь город.


На спуске - он же подъем - курсирует микроавтобус, который за пять минут доставит вас в центр Асконы. Однако есть нюанс - если вы не хотите обратный путь проделать пешком, то следует помнить, что последний рейс автобус выполняет в шесть вечера. Управляет им симпатичный пожилой водитель, заговаривать с ним на каком-нибудь языке, кроме итальянского - нет смысла. Еще даже не вздумайте по московской маршруточной привычке пытаться самостоятельно открывать и закрывать дверь микроавтобуса - водитель делает это сам и, похоже, обижается, если пассажиры проявляют инициативу.

В соседнем городе, Беллинцоне, вовсю шел старейший в Швейцарии карнавал - "Рабадан" (Rabadan). Точно неизвестно, за что его так назвали, однако на пьемонтском диалекте в близлежащей Италии это слово означает "шум". Похоже на правду.

Зато доподлинно известно, что карнавалу 149 лет, и что продолжается он почти неделю - с четверга до Жирного Вторника - начала Великого Поста. На карнавал съезжаются жители всего Тичино.

Костюмы продумываются и шьются в течение года - с момента окончания предыдущего карнавала. Специально к этому событию городские кондитерские выпекают "кьякьере ди карневале" - сладости, попробовать которые можно только в эти дни. Улицы города с фантазией украшают, и даже башню старинного замка Кастельгранде, возвышающегося над Беллинцоной, не минует эта участь - одну из ее сторон определяют как лицо и закрывают его карнавальной маской.


Участники же, по свидетельству местных жителей, надев карнавальные костюмы в день открытия "Рабадана", уже не снимают их до самого его завершения. Не удивительно, что о новых они начинают думать сразу, как заканчивается празднество.

Поскольку уединяться и размышлять о высоком и вечном ни мне, ни моей коллеге не хотелось, мы решили наведаться в Беллинцону на фестиваль музыкальных оркестров - одно из важнейших событий карнавала, - который проходил этим вечером. Скатившись с нашей горы на дедушке-микроавтобусе и попререкавшись с таксистом на площади, твердо решившим домчать нас в Беллинцону на своем железном коне, вместо того, чтобы показать остановку транспорта для простых смертных, мы запрыгнули в уходящий автобус, следовавший в Локарно - именно там нам предстояло пересесть на поезд, идущий в Беллинцону.

На вокзале в Беллинцоне (дорога заняла у нас меньше времени, чем мой рассказ о ней - минут сорок), мы осознали, что у нас нет карты города и программы фестиваля. Собрав экстренный совет в Филях, не отходя от станции, постановили: идти по следам конфетти и мусора под ногами и ориентироваться на звук. Сделав пару шагов по мусорной нити Ариадны, мы заслышали трубы и барабаны, а вскоре показалось и шествие. Радуясь собственной сообразительности, мы, дружелюбно улыбаясь музыкантам, пристроились в хвосте процессии. Однако шествие очень скоро остановилось аккурат напротив вокзала, а небожители-трубачи, закинув за спину инструменты, повторили трюк музыкантов в Люцерне и скрылись в пивной.

Переглянувшись, мы обреченно развернулись и поплелись туда, где нас подхватила бодрая толпа, уже не доверяя коварным звукам оркестра. Через пару сотен шагов нас ждал новый сюрприз - мы уперлись в мудреное ограждение, напоминавшее Хэмптонкордский лабиринт. Охранники, дежурившие у входа, предложили предъявить билеты.


Нам было невдомек, что вход на карнавальную территорию платный. Это уже на следующий день гид объяснила, что попасть на мероприятия можно только по билетам, стоят они 10 франков, являются многократными - на весь период продолжения карнавала, - дают право на бесплатный проезд в городском транспорте и продаются в туристических центрах. А пока мы стояли в растерянности и, красноречиво размахивая фотоаппаратами, рассказывали о том, что мы - российские журналисты, которые будут писать о карнавале. Точнее, рассказывала моя коллега, а я - красноречиво размахивала. Журналистское удостоверение убедило охрану, и нас запустили в "лабиринт", по выходе из которого, мы попали на заветную территорию всеобщего веселья.

По улицам непринужденно прогуливались многочисленные короли, жуя хот-доги и запивая их пивом, семьи далматинцев с колясками, гномы, совы, смурфы и прочие персонажи.

Вдоль витрины какого-то магазина расположились изобретательные немолодые любители массового веселья: трое мужчин придумали хитроумный способ находиться в эпицентре событий, не двигаясь с места - нарядились мягкими креслами, на которых каждый прохожий мог посидеть. В руках "кресла" держали наготове электромассажеры и массировали ими спины своих гостей.


На площади, уже укутанной вечерним сумраком, при тусклом свете фонарей некий барон и два не вполне определенного вида господина играли в бадминтон на троих. Заметив мой скептический взгляд при очередном упущенном волане, оскорбленный участник поединка всучил мне ракетку. В разгар игры шумной толпой появились друзья любителей бадминтона - принцесса, чертовка, обладатель портретной рамы с надписью: "Я не черепаха", - и вся компания засобиралась в кафе. От приглашения присоединиться мы отказались, а на прощанье выслушали набор русских слов, которыми владели наши новые знакомые: "спасибо", "водка", "до свидания" и непривычное в этом наборе русскому слуху "цап-царап".

Тем временем на площади Colleggiata прямо на ступенях кафедрального собора - что для католиков нонсенс - разворачивалось главное действо этого вечера: там сменяли друг друга оркестры, играющие гугген-музыку, считающуюся визитной карточкой карнавалов и в Беллинцоне, и в Люцерне. Исполняют ее любительские оркестры на духовых и ударных инструментах, всегда - известные мелодии.

Время мчалось стремительно, и вдруг мы спохватились, что пора выбираться к вокзалу, иначе опоздаем на автобус, уходящий из Локарно в Аскону. В Локарно приехали с запасом и, порядком проголодавшись, пошли в ближайшее кафе, которое оказалось мексиканским. В весьма трудный многоуровневый квест превратилась попытка выпросить меню у официантки. По-английски не понимала она. По-итальянски не говорили мы. По-французски не понимала она. После артистичного размахивания руками, вращения глазами и подергивания головой под заинтересованно-сочувственные взгляды завсегдатаев, мне удалось заполучить заветный перечень еды. Потом мы уплетали горячие сэндвичи, запивали пуншем, и я умиротворенно вслушивалась в разговоры латиносов. И только, выйдя на улицу, задалась вопросом, что меня побудило исполнять неистовую пантомиму перед барной стойкой, вместо того, чтобы попросить меню по-испански.

Автобус, следующий в Аскону, подошел по расписанию. Мы уточнили у водителя: "Аскона-Поста?". Он с важным видом закивал, и мы, устроившись поудобнее, принялись обсуждать увиденное и услышанное. Автобус скользил сквозь черную ночь очень долго. Наконец, остановился, водитель открыл двери, всем своим видом давая понять, что дальше ехать не намерен. Мы вышли. Пейзаж показался смутно знакомым, но походил, скорее, на Локарно, чем на Аскону. Мы вернулись к автобусу: "Аскона-Поста?" Водитель произнес что-то неразборчивое на итальянском и показал большим пальцем себе за спину. Мы вышли и для верности сделали круг по площади, убеждаясь: глубокопровожаемый вагоноуважатый вернул нас туда, где взял час назад, в целости и сохранности.

На последнем автобусе мы, все же, добрались до Асконы. И тут столкнулись с новым препятствием: на какой именно горе находится наш отель, ни одна из нас не помнила, и в двенадцать ночи в вымершем городе выяснить это не представлялось никакой возможности. Однако вопрос не терпел отлагательства до утра, и мы устремились к видневшейся впереди гостинице, чтобы узнать направление у портье. Коллега, услышав шум двигателя припозднившейся машины, принялась голосовать, рассчитывая спросить дорогу у водителя. Автомобиль остановился. "Do you speak english?" - обратилась она к сидевшему за рулем мужчине. Тот энергично замотал головой. Я попыталась реабилитироваться после позорных танцев в мексиканском кафе и задать вопрос по-испански, уповая на сомнительное сходство этого языка с итальянским. "Где находится отель Ascona?" - спросила я и услышала на ломаном русском: "Там. Садитесь, я вас отвозить". Не желая тратить время на положенную в этом месте немую сцену, мы запрыгнули в машину. Наш спаситель, местный обитатель, оказывается, восемь лет назад привез себе жену из Харькова, и потому теперь может повергать в шок российских туристов, обращаясь к ним на их родном языке.

Спустя пять минут, мы уже ждали лифта в спящем глубоким сном отеле. После неимоверно насыщенного дня сурка не осталось сил даже на то, чтобы выйти на балкон и полюбоваться сверху видом на ночной город. Коварный Морфей уже окурил номер благовониями.

Настоящие кочевники

С утра, снова запаковав чемоданы, мы отправили их в наше новое пристанище, отель Eden Roc - единственный пятизвездочный в Асконе. Расположенный на берегу озера, он, к тому же, является единственным настоящим бич-отелем в Швейцарии, а также входит в престижную группу Leading Hotels и включает два крыла и собственную марину. В озере комфортно купаться с конца мая по октябрь, но многие, говорят, купаются круглый год. Мы, правда, решили не примыкать к этим многим, несмотря на припекающее солнце.

Наш путь лежал в противоположную от чемоданов сторону - обратно в Беллинцону, где готовился к старту самый красочный парад карнавала - Grande Corteo Mascherato.


В нем принимают участие около полусотни платформ, представляющих разнообразные сюжеты: литературные, кинематографические, а также сатирические сцены на злободневные темы и карикатуры на политиков. В этом году, к примеру, одним из самых запоминающихся сюжетов стали похороны евро на платформе-"Титанике".


Остроумной была и пародия на экс-главу швейцарского Центробанка Филипа Хильдебранда с супругой - героев крупного скандала, прогремевшего в январе этого года: прессе стало известно, что жена главы нацбанка перевела активы в доллары накануне привязки франка к европейской валюте. Хильдебранд же всячески отрицал свою осведомленность относительно намерений супруги и с горя подал в отставку.


Во время шествия центральная улица города битком набита народом. На протяжении трех часов мимо зрителей движутся платформы и процессии, толпу щедро осыпают конфетти, впрочем, участникам шествия достается от публики не меньше: почти все зрители то и дело запускают руку в большой, заранее припасенный мешок с пестрыми измельченными бумажками.


Взрослые и дети здесь на равных. Разве что те зрители, которые повыше, не позволяют себе дергать за хвосты проходящих мимо пингвинов или еще какую-нибудь ростовую живность.


Участвующие в процессии активно вовлекают публику в свои мини-представления, могут выхватить из толпы ребенка, убежать с ним, скрывшись из поля зрения и потом вернуть - при этом родители не устраивают панику и вообще никак не реагируют на подобный киднеппинг. Может, секрет в том, что в каждой семье, в среднем, по три-четыре ребенка?


Два персонажа с огромной, полной конфетти шляпой, отделились от толпы и направились прямиком ко мне.


Попозировали для фотографии, потом один сунул мне под нос бумажку и с предельно серьезным видом зачел ее содержание: "Мантифестационе конституционе ди карневале ди Беллинцона". Пока я всматривалась в итальянские слова и пыталась уловить смысл сказанного, второй что было мочи дунул в шляпу с конфетти, предварительно поднеся ее поближе к моему лицу. Тут настало подходящее время для того, чтобы вспомнить, что еще с утра я итальянского не знала. Как тот волк из анекдота, которого лягнули копытом: "И чего полез? Все равно ведь читать не умею".


До начала шествия приятно просто побродить по городу, полюбоваться его улицами, на удивление чисто прибранными после продолжавшегося до пяти утра праздничного безудержья.


Можно подняться к замкам Кастельгранде и Монтебелло - насладиться видом города сверху и понаблюдать, как съезжаются в центр карнавальные платформы, а спустившись вниз - выпить кофе со свежими пирожными в кондитерской, которую одна семья держит уже сто лет и выпекает сладости по фамильным рецептам.


В Аскону мы вернулись без приключений, если не считать того, что кресла и пол поезда после нас были сплошь усыпаны конфетти, разлетевшегося с волос и одежды, когда мы стали снимать куртки. Кондукторы ничего не сказали, только перекинулись парой слов с пожилой четой о том, что эти красотки едут с карнавала, который сегодня проходит в Беллинцоне.


По дороге мы мечтали, как здорово было бы приехать сюда снова, с собственными костюмами и на подольше. Если кто-то мечтает о том же - в следующем году карнавал пройдет с 7 по 12 февраля. Самое время начать думать о костюмах.


Снова в дорогу

На следующий день, покинув гостеприимный Eden Roc, мы снова погрузились поезд, чтобы вскоре выйти на вокзале Лугано - города, расположенного на берегу одноименного озера и, как говорят, отличающегося равномерным климатом. Равномерность нам оценить не удалось - к нашему приезду поднялся ледяной ветер, не прекращавшийся весь день.

Вещи прямо с вокзала были отправлены в отель, а мы приступили к знакомству с городом.

После прогулки по средневековым улочкам, в наших планах было на кораблике добраться до старинной рыбацкой деревушки Гандрии.


Но из-за ветра кораблик в этот день не перевозил пассажиров, и нам пришлось добираться до Гандрии на маршрутке.

Несмотря на то, что средневековости в деревушке не осталось - она была отстроена заново гораздо позднее, - там очень красиво и уютно.


Рыбаки в ней тоже уже давно не водятся, поэтому можно распрощаться с мечтой послушать байки о том, как год назад здесь выудили рыбу, одна фотография которой весила десять килограмм.

Сегодня Гандрия - это спальный район Лугано, где очень немногие живут круглый год.

В основном, владельцы домов приезжают сюда на лето, как на дачу. Только, вместо привычных нашему глазу шести соток, засаженных морковкой и картошкой, здесь - вырастающие прямо из воды и громоздящиеся друг на друге каменные дома. Владельцы сдают комнаты отдыхающим в летнее время - в среднем, по 100 франков в сутки за комнату.


В Лугано мы остановились в отеле Villa Sassa с хитросплетенным лабиринтом коридоров, ведущих к номерам и античными стилизациями в интерьерах. Летом на балконе номера приятно будет загорать и любоваться видом на окрестности.

Из Лугано можно съездить в знаменитый парк "Швейцария в миниатюре", расположенный неподалеку, в Мелиде на берегу Луганского озера.

Дети будут в восторге от игрушечных достопримечательностей страны, крошечных человечков и действующей железной дороги протяженностью свыше трех километров, поезда которой снуют во всех направлениях, гудят, делают остановки и едут дальше.


Что касается мам, то они куда больший восторг испытают в соседнем Медризио, где находится аутлет Fox City. "Я не могу появиться в Швейцарии в таком виде", - негодует персонаж популярной французской комедии 1980-х. Окажись он в нашем времени, при наличии Fox City такой проблемы перед ним точно не стояло бы. Скорее, его бы озадачила проблема выбора, поскольку торговый центр изобилует магазинами как люксовых, так и бюджетных молодежных брендов с богатым ассортиментом и очень приятными ценами. Поезда из и в Лугано идут каждые полчаса, а дорога занимает 15 минут.


Если после шопинга у вас останутся силы, и вы почему-то не окажетесь навьюченными пакетами - мало ли, может, навьючите персонального носильщика - прогуляйтесь в центр Медризио.


Идти от аутлета минут 10, а прогулка будет незабываемой.

Только перекусить лучше в торговом центре, поскольку городок настолько крошечный и живущий автономной жизнью, что в рабочую неделю днем все рестораны и кафе там закрыты. Максимум, на что можно рассчитывать - чашка кофе, и то, если очень повезет. Объясняется это тем, что местные жители работают в Лугано, и в городе остаются только пенсионеры, которые не засиживаются в кафе. Впрочем, одно работающее заведение нам показали. Прямо на центральной площади. Внутри за столиком сидел одинокий посетитель и цедил кофе. Пока мы ждали свой заказ, появились три домохозяйки лет 50-60. Чуть позже зашел пожилой мужчина, которого улыбчивая барменша встретила словами: "Вы опять здесь?", - на что тот ей ответил, что ему захотелось кофе. На пришельцев в нашем лице все посетители смотрели с живыми интересом и старались занять места таким образом, чтобы удобно было наблюдать.

Вернувшись в Лугано, мы едва успели переодеться - нас ждало знакомство в отелем Villa Pricipe Leopoldo - не просто гостиницей, но и местной достопримечательностью. Отель расположен на вершине Золотого Холма. Свое название он получил в честь прусского принца Фредерика Леопольда, чей отец построил этот особняк, в 1986 году переоборудованный в гостиницу.

Еще одна достопримечательность Лугано - местная винодельня, созданная в 1990-х годах.


Мало кто знает, что в Швейцарии, помимо сыра и шоколада, производят отменное вино, настолько прекрасное, что швейцарцы предпочитают не отправлять его на экспорт, а продавать у себя в стране. Винодельня Fattoria Moncuchetto может похвастаться тем, что произведенное здесь мерло было признано лучшим в Швейцарии и в мире.

При винодельне работает ресторан, где можно поужинать, дегустируя блюда, приготовленные мишленовским шеф-поваром. Посещение винодельни обойдется от 80 до 250 франков, в зависимости от категории вина, выбранного для дегустации. Побывать в винодельне можно только с группой.

День последний - когда пора вспомнить, что дома - лучше, чем в гостях

С первыми лучами солнца наша кочевая группа отбывала из Лугано в Цюрих. Из чемоданов были извлечены засунутые поглубже и забытые шапки и перчатки. Расставание с весной на неопределенное время стало печальной неизбежностью. Поезд снова мчал нас мимо меняющихся пейзажей, словно за окном кто-то реверсом прокручивал пленку: зеленые газоны, припорошенные поля, сугробы.


В Цюрихе мы отделились от группы, оставив попутчиков в надежных руках гида, и занялись фотоохотой.

В соборе Фраумюнстер нас заворожили витражи работы Шагала. Теперь, когда на ум приходит слово "чудо", следом за ним в памяти всплывает красочный свет и неземные существа на стекле. Фотографировать витражи нельзя, да и бесполезно - лучше купить на память открытки с их изображением.


За несколько часов в Цюрихе можно обежать центр города, пройтись по набережным и мостам, заглянуть в сувенирные лавки, перекинуться парой слов с продавцом немецких колбасок, застрять в магазине шоколада напротив вокзала.


Можно подняться в Линденхоф - Липовый двор - площадь, засаженную 42 липами, прогуляться по улице Трубочистов (Kaminfegergasse).


Можно немножко завидовать тем, кому не нужно спешить.


Можно даже на бегу влюбиться в этот город безоговорочно и навсегда.

Можно, пристегиваясь в кресле самолета и глядя в иллюминатор, пообещать себе и ему вернуться.


За увлекательную и незабываемую поездку автор благодарит туроператора "Бюро - 3 - Виза": тел: +7 (495) 621-4919, +7 (495) 621-04-17 web: www.myswiss.ru; e-mail: [email protected].

Смотрите также

Спецпредложения авиакомпаний

10.11 SWISS Москва - Женева от 13 267 руб
10.11 SWISS Санкт-Петербург - Женева от 15 639 руб
10.11 SWISS Москва - Цюрих от 16 138 руб
19.10 Air France Москва - Цюрих от 21 853 руб
19.10 Air France Москва - Женева от 22 093 руб
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта