Обычаи и традиции Восточного Тимора

Слово "Тимор" происходит от "timur", обозначающего "восток" в ряде индонезийских и малайских наречий. Местное название этой земли - Лоросаэ, что также обозначает "восток" (буквально "встающее солнце"), но уже на языке тетум.

Культура Восточного Тимора отражает сложную историю страны с её малайско-португальскими ценностями, католицизмом как основой этики и сильными австронезийскими традициями на бытовом уровне. Несмотря на то, что Восточный Тимор является очень маленькой и бедной страной, её этническое и культурное разнообразие легко прослеживается в традициях нескольких социальных, религиозных и этнических групп, образующих сложную и многообразную канву.

Официальными языками страны являются португальский и тетум (относится к австронезийской языковой семье). Характерно, что Тимор был одной из немногих португальских колоний, где в качестве языка межнационального общения использовался местный диалект, а не форма португальского. После оккупации Восточного Тимора индонезийскими войсками (1975 г.) использование португальского было запрещено, поскольку официальным языком был провозглашен индонезийский. Однако церковь приняла тетум в качестве литургического языка, тем самым и спасая его, и сделав важный шаг к культурному и национальному самосознанию. А португальский стали использовать в качестве своеобразного языка протеста (а также для связи с внешним миром), поэтому после завоевания независимости и он занял свое достойное место. Хотя в наши дни тетум является языком повседневного общения, португальский до сих пор широко используется в деловой переписке и СМИ. Португальский язык преподается в школах и активно пропагандируется с помощью стран Латинского союза (Бразилии, Португалии и др.).

В стране используется более 20 племенных языков (бекаис, бунак, даван, фаталуку, галоли, или галоле, хабун, идалака, каваимина, кемак, ловаиа, макалеро, макасаи, или макасай, мамбаи, или мамбае, токодеде, ветаресе и другие) и около полусотни диалектов. При этом различают "тетун-терик" (именно так, через "н"), или "старый язык", имеющий явные малайские корни с сильной примесью полинезийских заимствований, и "тетун-праса", или "городской язык", - несколько "осовремененная" форма с большим количеством португальских и японских заимствований. Кроме этого, выделяют "тетун-белу", на котором также говорят в индонезийской провинции Западный Тимор (там он называется "бахаса-даера"), а также своеобразный диалект "нана'эк", который используют в одном-единственном месте - в рыбацкой деревне Метинаро (между Дили и Манатуту). Письменность на основе латинской графики была разработана совсем недавно (1974 г.), поэтому, как и многие молодые искусственные системы письменности, изобилует разночтениями - одно и то же слово может и писаться, и произноситься по-разному в каждом из диалектов. Очень много слов, не встречающихся в тетуме, пишутся простой транскрипцией аналогичных португальских, но с явными местными искажениями, даже традиционное португальское "о", которое в конце слова читается как "у", здесь напрямую записывают как "u". Отсюда проистекает и несколько вариантов написания того или иного топонима, что нередко затрудняет ориентирование на местности. Часто в разговорной речи используется невообразимый набор числительных, когда, например, сумма свыше тысячи будет названа по-португальски, а менее - на тетуме или даже по-индонезийски, что также вызывает немалые трудности у туристов. Английский же здесь практически не используется.

После обретения независимости Восточный Тимор стал одной из двух католических стран в Азии (наряду с Филиппинами) - около 97% населения исповедуют христианство. Церковь имеет высочайший авторитет, а храмы чаще всего служат центрами не только духовной, но и культурной жизни. Тиморцы очень гордятся своим католическим статусом, всячески подчеркивая его при каждом удобном случае, и любят повторять, что по количеству изваяний Христа на душу населения они обогнали даже саму Португалию. При этом древние традиции и анимистические верования имеют постоянное и сильное влияние на местную культуру.

Тиморцы - очень дружелюбные люди. Отношение к иностранцам здесь достаточно своеобразное. С одной стороны, многолетнее присутствие на территории острова Международных сил по поддержанию мира привело к тому, что иностранец не является здесь чем-то редким, и даже более того - многие местные жители буквально живут за счет обслуживания нужд армейского контингента (это привело к явно спекулятивным тенденциям во многих секторах экономики). С другой стороны, жители внутренних районов редко видят иностранцев и в силу своего природного гостеприимства и открытости встречают гостей очень искренне (не стоит забывать, что и для них турист является явным шансом поправить свои финансовые дела, но в провинции это выглядит намного естественнее, чем в столице). При путешествиях через гористые центральные области можно столкнуться с откровенной радостью местных жителей при виде иностранца и совершенно не показным (и бескорыстным, что немаловажно) радушием. Некоторое исключение составляет лишь молодежь, получившая образование в годы индонезийского правления и потому иногда агрессивно настроенная ко всем иностранцам. Однако откровенная враждебность крайне редка.

Поднятая вверх рука - обычный способ приветствия между людьми, как друзьями, так и совершенно незнакомыми между собой. Здороваются тиморцы вполне по-европейски - рукопожатием. Большинство социальных знаков внимания довольно формально - местные жители вообще не требовательны к каким-то условностям. В отношении одежды царит полная демократия - каждый волен ходить в чем ему вздумается, соблюдая, естественно, нормы приличия, свойственные христианским странам. При этом многие иностранцы отмечают, что местные жители заметно чистоплотнее своих соседей, очень трепетно относятся к своему внешнему виду и чистоте в доме (вокруг мест жилья ситуация с чистотой не столь радужная, но в местных поселках заметно чище, чем в очень похожих на них поселениях по ту сторону тиморско-индонезийской границы).

Также многие отмечают улыбчивость местных жителей и их прекрасное чувство юмора, явно спасающее их в большинстве трудных ситуаций. Страна, которая совсем недавно пережила жестокий межконфессиональный конфликт, в которой треть поселений до сих пор несет на себе следы былых боев и в которой происходят регулярные стычки сил правопорядка с различными полупартизанскими формированиями, совершенно не выглядит скорбящей. Наоборот - даже нередкие между тиморцами горячие споры на политические темы выглядят со стороны как коллективный просмотр юмористической передачи. При этом назвать местных жителей записными весельчаками также трудно - при очень низком общем уровне жизни и явной нехватке многих продуктов и товаров первой необходимости, страна кропотливо восстанавливается буквально из руин. Интересно, что сами тиморцы, обвиняя во всех своих проблемах Индонезию и её вторжение на территорию Восточного Тимора, продолжают использовать множество явно индонезийских черт, начиная с системы числительных и прочих языковых заимствований и заканчивая многими обычаями.

Рассказать о личном опыте (Ваш текст появится на сайте после проверки редактором)
Смотрите также
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта