Красное и черное (Лос-Анджелес - Лас-Вегас - Москва)

"Неужели все пропало?" - думал я, стоя в предрассветной мгле на одном из перекрестков Лос-Анджелеса. Автобус, который должен был доставить экскурсантов в Лас-Вегас, отправлялся от Пламмер-парка. Знакомые нарисовали мне, как до него дойти, но вот беда - план не совпадал с местностью. Я стал метаться, пытаясь остановить редкие машины, но все они объезжали меня. Улицы были безнадежно пусты. После десяти минут бесполезных движений руками вижу - идет вдалеке мужичок. Я к нему. На несовершенном английском спрашиваю, где, мол, парк этот. Он по-английски отвечает что-то непонятное.

Посмотрел я на его авоську, штаны тренировочные, манеру держаться и спрашиваю: "Вы, часом, по-русски не говорите?" Он на чистом руском и отвечает: "Вообще-то свободно". Наш оказался. Эмигрант. Шел на работу и бывшему соотечественнику - мне, то есть - помог.

Ну, вот я и в Пламмер-парке. И другие экскурсанты подтягиваются. Тоже прочитавшие в русскоязычной газете объявление о бесплатной двухдневной экскурсии в казино Лас-Вегаса.

Нашего гида звали Лева. Он был представитель армянской диаспоры Лос-Анджелеса. Свободно изъяснялся по-английски, по-русски, и, само собой, по-армянски. Автобус был его собственный. Мы поколесили по Лос-Анджелесу еще полчаса, подбирая остальных экскурсантов, ждавших в разных точках этого огромного города, и, миновав, не сбавляя скорости, мосты и туннели последней транспортной развязки, помчались по хайвею. Было около семи утра. Полностью рассвело.

Пол-автобуса занимали представители "русскоязычного населения", в основном тетки забальзаковского возраста родом из Одессы, один бывший инженер и один бывший военный из России. Другая половина - армянки пенсионного возраста, совершенно не говорившие по-русски, бодрые и веселые. Леву они красиво называли Левон. Всего экскурсантов было 49 человек. Все эмигранты, один я командированный.

Часа через полтора-два Лева-Левон выдал каждому по большой булке с сыром и по стаканчику горячего кофе. Откушав и приведя себя в порядок (в автобусе был туалет), по предложению гида все стали играть в лото, скинувшись предварительно по доллару. Каждый получил дощечки с цифрами. Сыграли три кона. Наши продули - 1:2. Потом Лева рассказывал анекдоты - сначала по-армянски, потом по-русски. Смешно было видеть, как хохочет сначала одна часть автобуса, а через небольшой промежуток времени - другая. Впрочем, со смеху не умирали - анекдоты были постноваты.

Меж тем автобус из жары Калифорнии въехал в пекло Невады. По левую сторону, за черными, выжжеными солнцем холмами осталась Долина Смерти. Максимальная температура в ней около 60 градусов. В середине прошлого века от недостатка воды там погибла группа золотоискателей. Да и нас стало здорово припекать.

Выяснилось, что в автобусе сломался кондиционер. Левон старался, как мог, загладить свою вину, предлагая каждые полчаса "Пепси" или "Колу". Армянок жара нисколько не угнетала. Они слушали музыку, которую включил гид, и хлопали в ладоши. А две из них даже танцевали в проходе. Моя соседка с Украины в ладоши не хлопала. Она терла виски и приговаривала: "Какое безобразие! В такую жару - без кондиционера". Чтобы ее успокоить, я сказал: "Вы что, в Одессе летом в автобусе не ездили?" Она вспомнила, и ей, похоже, стало легче.

В полдень мы прибыли в Лас-Вегас. Левон выдал нам нагрудные карточки, обозначавшие нашу принадлежность к его группе. "Старайтесь почаще попадаться на глаза служащим казино, - попросил он, - а если играть не будете, снимите карточки, прошу. И не собирайтесь всей группой у выхода за полчаса до моего возвращения. В казино этого особенно не любят". Пообещав вернуться в 16.00, он уехал ремонтировать кондиционер.

Приятно было попасть из духоты автобуса в прохладу казино. Кондиционеры здесь работали исправно. Площадь игорного заведения мне показалась необозримой, почти с Дворец спорта в Лужниках. По волнистому темному потолку, то затухая, то вспыхивая, струились потоки мягкого малинового света. Но освещалось казино не ими, а причудливыми, развешанными в художественном беспорядке люстрами-цилиндрами. Сплошное ковровое покрытие заглушало шаги, со дна стеклянных колонн к потолку поднимались время от времени пузырьки воздуха. Между колонн, кресел и бесконечных рядов с игральными автоматами сновали официантки в мини и супермини. Порядок такой: если гость играет, то напитки получает бесплатно, а если сидит и разглядывает играющих - платит за стакан в среднем 1,5 доллара. Правда, такие льготы не во всех казино.

Недалеко от входа на стене светилось огромное электронное табло. Перед ним в креслах сидели люди преклонного возраста и заинтересованно следили за тем, какие цифры зажигаются. Это опять было лото. Максимальный выигрыш в эту нехитрую игру составлял 50 тысяч долларов.

Чуть поодаль, в медленно вращающемся стеклянном саркофаге гости заведения могли созерцать 1 миллион долларов наличными. "Это будет поинтереснее, чем в Мавзолей сходить", - подумал я и достал видеокамеру. От миллиона долларов я перешел к автоматам и так, снимая, дошел до игроков в покер, когда мне закрыли объектив рукой. "No video", - закричал на меня холеный мужик в белом пиджаке. После этого я снимал уже осторожнее. Правда, меня останавливали еще раз пять, но пленку не отбирали.

Нет, эта китаянка-крупье мне определенно нравится! Ни одного лишнего движения, ни слова, ни даже гримасы. Молча бросает шарик, молча раздает жетоны. Выверенно, точно, индифферентно и как бы устало. Я купил на пять долларов жетонов, похожих на наши юбилейные рубли, но побольше и без Ильича. Начал ставить на цвет и выиграл несколько раз. На перекрестки и на цифры - тоже повезло. После этого рискнул на "зеро" и на любимые цифры. Чувствую, как новичку, поперло мне. Стал покупать пятидолларовые жетоны, делать ставки побольше. Чудо-китаянка бросала шарик, а кучка жетонов передо мной росла, приятно поблескивая. Но тут к рулетке подошли несколько теток из нашей группы и встали у меня за спиной. Играть не играют, а на растущую кучку смотрят внимательно. Потом говорят: "Пошли Лас-Вегас смотреть, а то из автобуса не увидим". Тут еще другие посетители пришли и стали ставить на мои фишки. Хотя правилами это разрешается, но не к душе как-то. Сбили мне замах, подлецы. Но крахом обернулся пересменок у крупье. Вместо мудрой, загадочной китаянки пришла не в меру приветливая круглолицая американка с неуместной улыбкой. Фортуна моя немедленно отвернулась и за считанные минуты я ополовинил кучку.

"Так и быть, пошли Лас-Вегас смотреть", - я собрал остатки жетонов в специальный металлический горшочек и обменял их на доллары. Их оказалось шестьдесят девять, честно выигранных.

В жарких странах днем пешком ходят по улицам либо сдуру, либо по крайней необходимости. Мы пошли "город смотреть". Белое солнце Невады палило нещадно, на одном из зданий светились цифры - температура воздуха. Больше ста градусов. Ну, думаю, не иначе, как мне голову напекло. Оказалось, по Фаренгейту. В переводе на Цельсий - 45. Но тоже неплохо. От осмотра достопримечательностей я поспешил скрыться в прохладу магазина.

Магазин оказался сувенирный. Я шел, разглядывая карандаши с игральными костями ($1,5), конфетные коробки с шоколадными костяшками домино ($6,99), чашки с надписью Las Vegas ($2,99), тарелки ($4,99), игрушечных "одноруких бандитов" ($3,99), пока не наступил на чью-то ногу. Посмотрел вниз - нога в мокасине: аборигена потревожил. Поднял глаза - сидит, отдыхает индианка в национальном костюме. Я ей - сорри, пригляделся - а это кукла. И собака у нее в ногах тоже не настоящая. Но обе - как живые.

Перекусив в Мак-Дональдсе в компании трех человек, что в Штатах считается хорошей посещаемостью для такого рода заведений, я вернулся в казино. Наши экскурсантки уже собрались у выхода и самозабвенно точили лясы, выполняя пожелание гида с точностью до наоборот.

В назначенный срок приехал Левон. Ремонт кондиционера обошелся ему в шестьсот долларов. Второе казино было чуть меньше первого (всего по программе за два дня мы должны были посетить шесть игорных заведений), но зато уютней. Я собрался было снять коридор-аллею с уходящими вдаль фонарями и столиками вдоль стеклянной стены, как негритянка из охраны казино (по-нашему - секьюрити), обворожительно улыбаясь, замахала на меня руками: "no video!". "Надо же, - думаю, - опять на секретный объект попал".

Играть не хотелось. Было желание все посмотреть и поснимать. Ходил я, ходил, слышу, кто-то матерится. По-нашему и без акцента. На голоса я и пошел.

Перед игровыми автоматами сидели три наших тертых мужика, по виду - "паханы", "авторитеты" или что-то в этом духе. Впрочем, съездить в Лас-Вегас сейчас могут позволить себе и "шестерки". Подобного рода "туристов" теперь за границей пруд пруди. Куда их фейс-контроль смотрит? Жесткие, дерзкие, прошедшие, чувствуется, огонь и воду, готовые на все. Впрочем, документы, может, у них и в порядке. Приехали, побывав в свое время в местах не столь отдаленных, отдохнуть и расслабиться в столь отдаленном от дома месте - Лас-Вегасе. Я даже попереживал за одного из них: так ему не фартило! Видно, из "одноруких бандитов" деньги-то вытряхивать труднее, чем из российских коммерсантов.

Каких только казино нет в Лас-Вегасе! С кафе, ресторанами, магазинами, фонтанами, стриптизом (только топлес), статуями. Из тех игорных заведений, в которых я побывал, мне больше всего понравилось скромное казино в гостинице "Сан-Ремо". Там не было таких "наворотов", как, допустим, в первом казино. Но зато в "Сан-Ремо" царила какая-то особенно душевная атмосфера. Во дворе гостиницы ослепительно голубел небольшой бассейн. Хотя бассейнов в каждой гостинице бывает чаще всего по несколько штук, да и на крышах жилых домов они имеются, но в этом отеле все выглядело очень уютно. Недалеко от входа несколько мужчин играли вЙ лошадки (игровой автомат, "скачки". Игрушечные наездники на лошадях делают круг. Очень увлекательно и разорительно). Дальше, на подиуме, стоял блистающий новый "Джип", который можно было выиграть за 25 центов. В стойки бара были вмонтированы игровые автоматы: играешь себе в покер и одновременно потягиваешь пивко. Девушка в тесном платье пела в микрофон грустную песню. Под арками, в полумраке были видны столики ресторана. Но самое главное: сотрудники этого казино не кидались в профессиональном рвении к тем, кто снимает на видео, а наоборот, приветливо улыбались в объектив. И посетители тоже.

Когда мы отстреляли программу первого дня, совестливый Левон в автобусе вдруг объявил: "Дамы и господа! Если бы у нас не ломался кондиционер, я бы сейчас сказал: на сегодня все. Но поскольку я виноват перед вами, то хочу вне программы показать вам город". И тут у трех четвертей экскурсантов вдруг заболела голова, и они, сразу смертельно устав, захотели спать. Чтобы не ныли, их отвезли в гостиницу. Остались самые стойкие и любопытные, в том числе и бабушка-армянка, которой было хорошо за восемьдесят.

В центре Лас-Вегаса плескались волны небольшого рукотворного залива. На одном из его берегов, ближе к автостраде, поверх асфальта были постланы доски, укреплены поручни и старомодные (под газовые) фонари. На этом причале и стояли зрители. На другом берегу, у фешенебельной гостиницы песочного цвета, на темных, тоже рукотворных, скалах гнездились небольшие хижины. Ровно в 22.00 из заводи на середину залива выплыл почти натуральной величины парусный корабль с пиратами и "пальнул" из пушки в "форт", расположенный недалеко от гостиницы. Через несколько мгновений - время "полета" ядра - в "форте" раздался "взрыв", что-то заискрило, заполыхало, и несколько защитников укрепления "пали смертью храбрых". Затем с "форта" раздался ответный "выстрел" - ядро "разорвалось" в нескольких футах от борта парусника.

Перестреливались и поругивались в громкоговоритель еще некоторое время. В конце концов артиллеристы "форта" метким выстрелом подбили вражеский фрегат. От взрывной волны несколько пиратов, совершив головокружительные сальто-мортале, попадали в воду. Парусник затонул. Над водой остались видны только кончики мачт.

Едва затихла пальба потешного боя, как вдруг из недр земли раздался страшный гул и загремели новые взрывы. "Скорее, скорее, - закричал Левон, - начинается извержение вулкана". И мы побежалиЙ в сторону стихийного бедствия. Действительно, "проснулся", как всегда в это время суток, средних размеров искусственный вулкан. Вдоволь налюбовавшись на потоки лавы и тучи пепла, исторгавшиеся из его недр, мы отправились к конечному пункту вечерней прогулки.

Посмотреть гостиницу "Мираж" стремятся почти все туристы, приезжающие в Лас-Вегас. Как организованные, так и дикие. Мы вплыли в этот отель по бегущей дорожке (типа эскалатора в метро, только без ступенек). "Вплытие" происходило сквозь обдуваемый теплым ветром белый туннель, состоящий из арок, сквозь которые, с одной стороны, была видна панорама полыхающих огней города, с другой - темнели искусственные каналы, светились изумрудные холмы, укрытые экзотическими растениями, низвергались подсвеченные всеми цветами радуги водопады. На нашей и на встречной "бегущих дорожках" были представители чуть ли не всех наций, народностей и стран. И опять все, кто попадал в объектив камеры, приветливо улыбались и махали руками.

В вестибюле "Миража", по левую сторону, разбит густой сад. Сквозь заросли едва можно было разглядеть деревянные статуи, опять же водопад и просторную беседку-кафе. К ней вела мраморная дорожка. Справа располагалась администрация гостиницы. Сотрудники выписывали прибывшим гостям документы, а сзади них, за стеклянной стеной в огромном аквариуме плавали акулы, дельфины и другие обитатели морей и океанов. За стеклянной стеной, находящейся напротив аквариума, на многометровой, почти безбрежной равнине резвились белые тигры.

Пройдя еще метров сто между акулами и тиграми, мы оказались на искусственной подземной улице. Она чем-то напоминала наш Арбат. Такой же ширины, закованная в камень и с бесконечными магазинами по обеим сторонам. Вот только над Арбатом небо обыкновенное, настоящее, а над этой улицей - нарисованное. И температура здесь с помощью кондиционеров поддерживается постоянная: +20 градусов. В нишах между магазинами - большие, похожие на китайские, вазы, аквариумы с невиданными, всевозможных расцветок и мастей экзотическими рыбками. Вместо милых сердцу люков канализации под ногами мелькали светящиеся витражи. Метров через 300 - 500 улица заканчивалась площадью с большим фонтаном. Фонтан населяли статуи, изображающие сцены из античной жизни. Вокруг него, на скамейках и на полу, отдыхали люди. На площади было особенно много магазинов известных фирм: "Escada", "Gucci", "Versace", "Vasari". Купить здесь можно было почти все. И цены - не выше, чем у нас. От фонтана все дороги вели, естественно, в казино "Миража" - одно из самых "крутых" казино Лас-Вегаса. Но мы в нем не задержались, а прямиком вышли на улицу. Уже настоящую.

И автобус повез нас на ночлег сквозь полыхающее разноцветье рекламных огней, мимо светящихся зданий. К морю огня, положим, можно было привыкнуть, но вот как подсвечены были некоторые здания этого веселого города, удивлять не переставало. Одно фосфорисцировало густым изумрудным светом и казалось от этого парящим в воздухе. Другое было расцвечено темно-бордовыми и серыми, узкими и косыми полосками. От этого здание время от времени пропадало из поля зрения.

Наш отель располагался за несколько кварталов от центра, на обычной тихой улочке. Номер был вполне приличный для бесплатной экскурсии: туалет, душ, ванна, мраморный умывальник; кондиционер, ТВ, телефон и огромная кровать. Но кто же спит в Лас-Вегасе, кроме молодоженов?

В холле гостиницы помимо игровых автоматов стояли еще автоматы с прохладительными напитками и сладостями. Решив взять "Сникерс", я опустил в щель 50 центов. Однако ни конфеты, ни денег назад он мне не выдал. Полицейский, болтавший в холле с буфетчицей, видел мою неудачу. Я спросил его, что, мол, делать? Он подошел, долбанул пару раз по автомату - хоть бы что. Я тоже врезал - и тоже мимо денег. Автомат, видно, тоже игровой.

В третьем часу ночи вышел пройтись. На одной из пустынных улиц стояло желтое такси. Разговорились с водителем, эмигрантом из Швеции. Я знал, что в штате Невада публичные дома легальны. Но вот в Лас-Вегасе, сказал водитель, их нет. Ближайший - в пригороде, дорога обойдется по его словам, в 220 долларов. А там еще оставишь 150 - 200 "зеленых". И я решил за такую сумму киселя хлебать не ездить. Мне запомнилось, как я шел в ту ночь по не остывшему от дневной жары асфальту, и вдруг из казино, в котором не было дверей, меня обдало холодом: настолько мощно в нем работали кондиционеры.

В шесть утра мы поехали завтракать. Завтраков было два вида, вполне приличных, похожих на традиционные британские. Нас обслуживал не самый шустрый официант в мире. Женщина-эмигрантка, сидевшая со мной за одним столиком и так, видимо, и не понявшая серьезности и необратимости перемен на своей исторической родине, предложила мне: "Саша, доешьте мой завтрак, если хотите. Я с этой стороны совсем к нему не притрагивалась". Я, сказав, что меня в такую рань вообще есть не тянет, отказался.

Вместо посещения утром первого казино я пошел смотреть, как выглядит город при естественном освещении. Между некоторыми гостиницами по монорельсу, на высоте 5 - 10 метров, перевозили лас-вегасцев и гостей столицы игорного бизнеса два миниатюрных зеленых вагончика.

Искусственный залив уже не выглядел загадочно. Парусник всплыл и стоял в заводи, готовясь к вечернему бою. Вообще все постройки выглядели при дневном свете не так таинственно. Да еще меня в гостинице "Мираж" в очередной раз обругали за съемку. Один раз служащий казино, а второй - офицер в штатском, показавший мне свою звезду полицейского, которую я до этого видел только в фильмах.

"Как бы в участок не загреметь", - подумал я и решил воссоединиться с группой. Часа два бился я в пятом по счету казино с "одноруким бандитом". От этих игральных автоматов, как от семечек, оторваться просто невозможно! Опускаешь в щель пятицентовую монетку (еще бывают автоматы по 25 центов и по долларовому жетону), нажимаешь кнопку или дергаешь за рычаг, находящийся сбоку, - за что, собственно, он и прозван "одноруким бандитом", - и начинают крутиться три барабана с символами, буквами и цифрами. Если одинаковые (например, три семерки) встанут на одну линию, то из агрегата в металлическое корытце сыпятся монетки. За 5 центов можно выиграть несколько тысяч долларов.

Я случайно сел за один из самых лучших "одноруких бандитов" Лас-Вегаса. Так сказал мне про него посетитель из другой тургруппы, часто здесь бывающий. А его приятель сразу после этой фразы попросил меня уступить место, хотя вокруг было полно пустых автоматов. После того, как я отказал, он все время маячил мрачной тенью у меня за спиной.

Даже не помню, сколько раз из моего "однорукого бандита", как из под копыт золотой антилопы, сыпались пригоршни пятицентовиков. Я их тут же пускал в дело, надеясь, что выпадет главный приз - три желтых семерки. Две семерки выпадали шесть раз (разумеется, не подряд). При этом в автомате зажигались огни, играл туш (за моей спиной в очередной раз возникала мрачная тень), и я получал право на бесплатный ход. "Ходил" - но третья семерка так и не выпадала. Просадив вчерашний выигрыш, я стал менять свои купюры на тугие, обернутые бумагой столбики пятицентовиков, которые предлагали служащие казино. Они бродили между рядами и время от времени кричали "change". Но так и не обыграл я проклятый агрегат. Одно радовало: много в состязании с подобным автоматом за два часа проиграть было невозможно. Долларов 40 - 50. Почувствовав, что мне совсем не фартит, я прекратил игру.

Экскурсия близилась к завершению. Решив напоследок снять это казино, я нацелился на одного крупье. И хотя он был далеко от меня, все равно, увидел, что его снимают, и стукнул старшему. Тот мгновенно обернулся и с обворожительной улыбкой пошел на меня. Снова "no video!". Я ему тоже, как мог обворожительно, улыбнулся.

Потом я купил у крупье-филиппинца десять штук жетонов. Пять - на память, пять - на прощальную игру. Поставил на красный цвет. Выпал черный. Поставил на черный - выпал красный. В глазах филиппинца я увидел насмешку (или мне показалось?). Но, впрочем, я принял бой, хотя и слышал, что крупье могут как-то влиять на ход игры. Игра оказалась недолгой. Просадив за 5 - 7 минут около двухсот долларов, я вышел на воздух. В кармане позвякивали четыре жетона. На память.

Это игорное заведение находилось недалеко от аэропорта. Каждые 5 - 10 минут из-за холмов показывались самолеты, пролетали почти над казино, в тени которого я размышлял о том, что поездка в Лас-Вегас не бывает бесплатной.

Сколько же туристов принимает этот город, в котором всего-то 200 тысяч жителей (с пригородами - чуть больше полумиллиона)? Если предположить, что каждый третий из прибывающих с такой частотой самолетов несет на борту 200 пассажировЙ А сколько неорганизованных, диких, со всех сторон едущих на своих машинах к этому оазису в пустынеЙ И все в казино, магазины почти пустые - ни очередей, ни толчеи.

Последнее казино оказалось первым, в нем мы уже были. Играть не хотелось (да и не на что было), снимать - нельзя. Да и поднадоела мне, честно говоря, вся эта мишура. Если бы не экскурсия по городу, то поездка была бы очень утомительной. Шесть казино без перерыва, и в каждом - одно и то же целых два дня с утра до вечера! Если к этому подойти всерьез и на самом деле играть, играть и играть, то к концу второго дня звон в голове будет стоять. Другое дело, если выигрывать. Но я такое наблюдал лишь раз, когда одному игроку автомат высыпал в корытце двести или триста долларовых жетонов. Но выиграть, думается, можно и большеЙ Были б деньги.

Никто из экскурсантов к автобусу ни разу не опаздывал ни на минуту. Но перед отъездом из Лас-Вегаса, уже в салоне, мы не досчитались двух человек. Ждем десять минут, двадцатьЙ Левон бежит обратно в казино, тоже пропадает там и, наконец, выходит с двумя пожилыми армянками. Оказывается, старушкам напоследок так поперло, что они обо всем на свете забыли, и Левон еле-еле их от "одноруких бандитов" отодрал.

Дорога обратно показалась особенно приятной. Мы сделали остановку на равнине среди выжженных холмов. Попили студеной воды из-под крана. Жара спала. Потом, когда окончательно стемнело, Левон в автобусе включил видеофильм. Добротный детектив-боевик здорово скрасил наш путь. От Пламмер-парка до места, где жил, я добрался сам. Смотря на панораму засыпающего Лос-Анджелеса, подумал: "Хорошая была экскурсия. Если накоплю денег - приеду еще. Выиграть".

P.S. Из компетентных, близких к игорному бизнесу источников нам сообщили, что фото- и видеосъемка в казино не приветствуется, прежде всего, из уважения к клиенту и его отдыху.

Смотрите также
64535

Спецпредложения авиакомпаний

17.10 Finnair Москва - Нью-Йорк от 21 326 руб
17.10 Finnair Санкт-Петербург - Сан-Франциско от 28 156 руб
17.10 Finnair Москва - Чикаго от 31 939 руб
17.10 Finnair Санкт-Петербург - Нью-Йорк от 31 970 руб
17.10 Finnair Москва - Майами от 32 532 руб
12.10 Аэрофлот Москва - Майами от 27 621 руб
11.10 LOT Москва - Нью-Йорк от 28 416 руб
11.10 LOT Москва - Чикаго от 31 306 руб
04.10 Lufthansa Москва - Нью-Йорк от 22 361 руб
04.10 Lufthansa Москва - Лос-Анджелес от 24 253 руб
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта