← Назад

Бронирования

← Назад

Куда поехать

← Назад

Визы

← Назад

Полезное

← Назад

Обмен опытом

← Назад

Популярные страны

← Назад

Европа

← Назад

Азия

← Назад

Америка

← Назад

Африка

← Назад

Австралия и Океания

Цап-царап, или Записки узбекистана

После двух лет неустанного зарабатывания денег и последовавшего за этим развода я понял, что устал. Заслужил небольшой отдых и приличную сумму денег на свои персональные нужды.

Местом отдыха я решил избрать Германию, в которой был до этого не меньше двадцати раз, но ни разу ее толком не видел. А страна эта безусловно заслуживает, чтобы на нее взглянули глазами беспечного путешественника.

Чтобы не тратить время на получение новой немецкой визы, я решил не экономить на билете, а вылететь в день принятия решения и очутился в Шереметьеве ровно за один день до срока истечения визы. Меня это обстоятельство не пугало: я по опыту знал, что для продления визы непосредственно в Германии нужен только поручитель (гражданин этой страны), 20 марок и 15 минут. При наличии всех трех компонентов вы выходите из бургомистрата с визой, продленной на срок, на который она была выдана.

Наш пограничник был, вероятно, менее осведомлен в германских порядках и попытался вытряхнуть из меня если не душу, то хотя бы некоторое количество денежных знаков. Однако твердый голос и требование позвать старшего заставили его изменить намерения и махнуть на меня рукой.

Только во Франкфурте-на-Майне я сообразил, что парень был, возможно, предусмотрительнее меня. "Ведь сегодня-то пятница..." - с тоской понял я. Проблема, которая была так успешно решена в Москве, здесь превращалась в PROBLEME.

Судите сами: пятница, вторая половина дня. Бургомистрат, в котором продлевают визы, уже на замке до понедельника. Таким образом, продлить визу, срок которой истекает в полночь, я смогу только через два дня, а до этого буду находиться на земле Германии совершенно незаконно. Впустит ли немецкий пограничник простого русского парня в свой любимый Vaterland на означенных условиях? Вопрос риторический. Не впустит ни за что.

Любая государственная граница - вещь суровая, даже тучи над ней ходят хмуро, а уж на германской - улыбки не дождешься. С пограничниками здесь шутить крайне опасно, по опыту знаю. Поэтому любую попытку покинуть аэропорт путем разговоров, уговоров или соблазнов пограничника я сразу отмел как нереальную. Что оставалось? Захват заложников не в моем вкусе. Хорошо бы смешаться с толпой американских туристов, у которых практически не проверяют паспорта, однажды я так проскочил на дурачка, но в аэропорту не было ни одного подходящего стада янки.

В этой ситуации на меня снизошла благодать. Не имея ни малейшего актерского опыта, я разыграл блестящий спектакль без сценария и репетиции. Я сделал вид, что не прилетаю в Германию, а наоборот, покидаю ее ласковую землю. К счастью, мой багаж был со мной и не выделялся размерами. Я устремился к единственной девушке в желто-канареечной будке, с текстом, который я как мог переводил на мало мне известный немецкий язык:

- Извините я очень спешу через небольшой время иметь самолет на Москву а я забыл в камере хранения сумка с подарками для мой маленькая дочь Таня и хотеть забирать сумка и скорее бежать в авиалайнер.

Этот бред расслабил милую немку, и она не захотела взглянуть в мой паспорт, которым я размахивал перед ее носом.

- Bitte sсhon! - услышал я пение ангелов и миновал барьер, не веря, что происходящее - не галлюцинация.

Всю дорогу до Франкфурта я повторял на все лады восхитительное bitte sсhon и глупо улыбался.

С вокзала я позвонил Дитеру, моему другу и деловому партнеру и сообщил его автоответчику, что я в Германии. Впереди светились свобода и безделье, а я не знал, как с ними обращаться. В мои планы входило тесное знакомство с Берлином и Мюнхеном, а также неделька в небольшом отельчике, кстати, бывшей вилле Ротшильдов, в прелестном местечке Кенигштайн неподалеку от Франкфурта.

Махну в Берлин, - решился я, - и двинулся к билетным кассам. Многие мои знакомые предпочитают всем столицам Париж. Но я убежден: Берлин тоже стоит мессы.

Первый раз я увидел этот город в 1986-м, когда знаменитая Стена еще казалась незыблемой, а Берлин представлялся малоудачной шуткой Творца. Разве могло человеческое воображение изобрести город, половина которого ударными темпами строит социализм, а другая с неменьшим рвением развивает капитализм? При этом первые все как один мечтают перебраться из своей части, а вторые совершают набеги на вражескую территорию за дешевой едой и детской одеждой. Воистину хорошо там, где нас нет.

Берлинская стена поражала размахом, как Эйфелева башня или римский Колизей. Я думаю, Сальвадор Дали должен был кусать локти от досады, что этот шедевр сюрреализма принадлежит не ему. Конечно, с падением стены Берлин потерял часть своей экстравагантной привлекательности, но утверждение, будто он превратился в среднестатистический немецкий город - завистливая клевета. Берлин прекрасен. Берлин - это радость встречи со старым другом.

Как только вы пересекаете городскую границу, вас спешит поприветствовать призрак штандартенфюрера Штирлица. Словно гостеприимный хозяин, он сопровождает вас всюду - глазеете ли вы на роскошные витрины слегка пафосной Курфюрстендам, или пьете пиво где-нибудь на Инвалиденштрассе, или просто прогуливаетесь под кронами Унтер ден Линден.

Однажды мы с приятелем бежали по берлинскому району КЮпеник, где, по-преданию, жила русская радистка с традиционным немецким именем Кэт. Был мерзкий ноябрьский день с мелким холодным дождем. Приятель только начал рассказывать анекдот, как из-за угла на нас выехал антикварный "хорьх". Мы остолбенели. На мгновение показалось, что за рулем сидит сам Вячеслав Тихонов. "Хорьх", шурша шинами, скрылся за поворотом, а мы с приятелем произнесли хором: "Радистка Кэт была беременна. Штирлиц особенно не любил это время года". До самой станции метро мы смеялись, как два психа, а редкие прохожие шарахались от нас, не замечая луж под ногами.

Берлин не разочаровал меня и в этот раз, и во Франкфурт я вернулся безо всякого удовольствия, специально пораньше, чтобы попасть в бургомистрат в числе первых. Дитеру звонить было еще рановато, и я направился выпить кофе, задержавшись на минуту у сигаретного автомата.

Я никогда не доверял автоматам. Возможно, это остатки детского страха за кровные три копейки перед автоматом с газированной водой. В моем детстве эти торговые монстры переглотали у меня столько медяков, что можно было отлить новый Царь-колокол. Я понимаю, что немецкие автоматы чаще всего работают на совесть, но с беспокойством ничего поделать не могу. На этот раз предчувствия меня не обманули: автомат покорно выплюнул пачку Winston, но эта сделка оказалась самой неудачной в моей жизни. Пачка сигарет обошлась мне в 5600 (пять тысяч шестьсот) долларов США. Именно столько лежало в моей сумке, которая только что стояла у меня под ногами, а теперь исчезла, словно ее ветром сдуло.

В тщетной надежде поймать вора я заметался между камер хранения, пробежался вдоль вокзала, вернулся пнуть ногой автомат, ставший невольным пособником преступника, и поплелся в полицию. Кроме трудовых сбережений в сумке остались водительское удостоверение и паспорт, а у меня на руках только 140 марок и разбитые надежды. Эх, говорила мне мама: не кури, лучше пей.

В основных чертах все полиции мира похожи на нашу милицию. Немецкие стражи порядка отличаются от наших только тем, что не ругаются матом и от них не пахнет перегаром.

Меня встретили неприветливыми взглядами и хмурым Guten Tag. Еще бы, своими пустяками я пришел отвлекать их от чтения спортивных газет и игры в "тетрис". У меня же от расстройства все известные немецкие слова из головы вылетели. Первые фразы я выпалил на смеси немецкого, английского и русского нецензурного. Поостыв, решил перейти на более доступный английский. К сожалению, немецким копам он доступен в той же степени, что и их российским коллегам. Один из пинкертонов отправился за офицером, который вроде бы умел шпрехать на инглиш, остальные вернулись к обсуждению вчерашнего матча.

Выслушав мой страстный монолог, интеллигентный офицер вяло поинтересовался, откуда я.

"Russland" привела его в хорошее настроение. Оказывается, он владел и моим родным языком.

- A, Russland, цап-царап! Цап-царап, is this russian word?

"Цап-царап" оказалось известным и остальным сыскарям, и они с явным удовольствием принялись блистать своим знанием иностранных языков.

Если вас, не дай Бог, ограбят в Германии, не напрягайте память в поисках немецких слов. Идите в полицию и заявляйте: "цап-царап!". Вас поймут.

Во время составления протокола произошел еще один забавный казус. Я родился в Узбекистане, о чем честно сообщил офицеру в ответ на его вопрос. Он недоверчиво покосился на меня, подозревая, что такая страна едва ли существует в действительности. Несмотря на мои заверения в том, что по национальности я русский, он отпечатал в протоколе следующее: страна проживания Russland, национальность - Uzbekistan. Я покинул участок в качестве единственного представителя неведомого науке племени узбекистанов.

Беда, как это обычно и бывает, нагрянула в гости со своими многочисленными товарками. Через полчаса после визита в участок секретарь Дитера сообщил мне по телефону, что "герр Дитер уехал кататься на лыжах в Швейцарию и будет через две недели".

А я-то, простодушный узбекистан, рассчитывал занять у него деньжат, чтобы подлатать дыры, образовавшиеся в бюджете. У меня были и другие знакомые во Франкфурте, но одалживать деньги у немцев - таких высот в бизнесе я еще не достиг.

Вместо этого я двинул в Western Union - компанию, занимающуюся международными денежными переводами - точнее, в отделение одного из банков, агента этой компании. Две милые женщины объяснили мне, что перевод денег из Москвы займет не больше 20 минут, деньги можно получить и без документов, достаточно одного кодового слова. Окрыленный, я купил телефонную карту и побежал звонить в Москву.

К сожалению, среди моих друзей нет ни одного президента банка или владельца сырьевых бирж. К тому же записная книжка тоже перешла в руки грабителей, а в моей памяти сохранился лишь телефон самого безденежного друга. Он долго записывал реквизиты банка и в конце концов обещал что-нибудь придумать. Разговор обошелся мне в 50 марок из сохранившихся 140.

Что можно сказать о Western Union? Это очень быстрая компания. А что можно сказать о моем товарище? Это очень медлительный человек. Их сотрудничество при умножении дало минус. Позвонив в понедельник утром, я (забегаю вперед) получил немного денег только в среду вечером. При том, что перевод действительно занял 15 минут.

В промежутке были истрачены еще 60 марок на один звонок в Москву, с просьбой поторопиться, а остальные пропиты с горя в баре. Ночевал я в аэропорту. Два раза меня будили полицейские, но я совал им в нос протокол "цап-царап" и засыпал снова. В аэропорту я нанес визит родному агентству Аэрофлота. Я хотел попросить разрешения на совсем короткий звонок в Москву, но доблестный представитель отчизны сказал "нет", едва я приступил к увертюре. Затем сердце его сжалось, и он предложил мне пять марок в качестве срочного и безвозвратного займа. Я повернулся и ушел.

К вечеру среды, поддерживаемый только тремя "сникерсами" за последние сутки, я опять пришел в банк. Вместо милых дам там сидели два усача, не похожие на людей, с которыми легко говорить о деньгах.

- Есть перевод, - сказал один. - Дайте ваш паспорт!

Протягиваю замусоленный "цап-царап".

- Nein, - говорит, - нужны документы.

- Nein - это не ответ, - возражаю я, - у меня нет документов, но я знаю кодовое слово.

- А документы?

- А кодовое слово?

Полчаса продолжается игра "вы не кассир, вы убийца". Заскучав, прошу позвать менеджера. Мне опять повезло, менеджер оказался женщиной...

Я снова отправился в Берлин, в российское посольство. Кого-то из россиян, я слышал, родина щедро поила березовым соком. Меня она встретила наглухо закрытыми дверями. Там праздновалась католическая Пасха. Достучавшись до невидимого собеседника, я узнал, что сотрудник посольства, который занимается выдачей справок, уехал на экскурсию в Лондон, а заменить его некому.

- А вас, значит, ограбили... Наверное, это неприятно. Приходите через четыре дня.

Все. CХest la vie, - сказал бы француз. Finita la comedia - итальянец. Американец прохрипел бы: shit happens. А бедному узбекистану не оставалось ничего другого, как только выругаться по-русски. И отправиться в ближайшую пивную.

Четыре пасхальных дня я провел в ночлежке Красного Креста. Плюя, как Веничка, на общественную лестницу снизу. На каждую ступеньку по плевку. За четыре дня я не сумел разгадать механизма отбора постояльцев этой обители скорби. Вроде бы считается, что любой человек, попавший в трудную ситуацию, может прийти туда и прожить три дня совершенно бесплатно. Однако на моих глазах служители отказывали совершенно разным людям, несмотря на наличие свободных мест.

Тому же, кто все-таки прорвался сюда, за небольшие деньги можно жить сколько угодно. И получать все, что предусмотрено системой "койка и завтрак". Один мой московский приятель полагал, что за этой привлекательной формулой скрывается кофе в постели, который вдобавок приносит хорошенькая легкомысленная горничная. Как жестоко он был бы разочарован, попади он в ночлежку неподалеку от Berlin Zoo!

А каково было мне после четырехзвездочной гостиницы в том же Берлине жить в убогой четырехкоечной комнате! Меню breakfastХа было составлено по кулинарной книге самых суровых аскетов: два тонких кусочка черного хлеба, которые по желанию можно было намазать джемом или маргарином. Плюс чай.

Через четыре дня я обнаружил среди служащих посольства одного своего знакомого. В институте я учился в одной группе с его будущей женой. Он помог мне преодолеть все бюрократические препоны. С меня даже не взяли ста долларов консульского сбора.

- Ну, спасибо, - сказал я, запихивая в карман справку с фотографией. - А то я уже замучился. Тут какой-то говнюк развлекается в Лондоне, а я тусуюсь по ночлежкам.

- Не за что, - ответил он, опуская глаза, - я пойду. Только что из Лондона, понимаешь, устал, как пес.

Я пожал говнюку руку и вышел на Унтер ден Линден.

Я провел десять поучительных дней в Германии, стал бомжом и узбекистаном, наконец, я совершил путешествие не только в пространстве, но и во времени. На бумажке, которую я гордо предъявил на границе, было красиво написано: Свидетельство на возвращение в Союз Советских Социалистических Республик.

Здравствуй, родина. Я вернулся.

Смотрите также
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов
Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта

Документы для биометрического паспорта