← Назад

Бронирования

← Назад

Куда поехать

← Назад

Визы

← Назад

Полезное

← Назад

Обмен опытом

← Назад

Популярные страны

← Назад

Европа

← Назад

Азия

← Назад

Америка

← Назад

Африка

← Назад

Австралия и Океания

Бюрократия по старокорейски

Как и большинство конфуцианских стран, Корея времен династии Ли (1392-1910) обладала очень совершенным для тех времен государственным аппаратом. Если сравнивать Корею со странами средневековой Европы или Ближнего Востока, нельзя не отметить рациональность, регламентированность и некое, я бы сказал, "бюрократическое изящество", которым отличалась корейская государственная машина. Построена эта машина была во многом по китайским проектам, хотя, конечно, и с учетом местной корейской специфики.

Вообще говоря, Корея XV-XIX веков была государством бюрократическим (в данном случае в слове "бюрократ" нет ничего ругательного). Армия в старой Корее была не в чести, и в этом отношении Корея мало походила на хорошо нам известные государства европейского средневековья (к которым, пусть и с оговорками, относится и Россия). Во всех этих странах правящее сословие было, по преимуществу, сословием военным, а типичным представителем верхов был рыцарь, витязь, богатур - короче говоря, воин (и, если уж быть честным, по совместительству немножко бандит). Армия, конечно, существовала и в Корее, но офицерство находилось в подчиненном по отношению к чиновничеству положении. Даже главой военного министерства обычно являлось гражданское лицо. Офицеры подвергались всяческой дискриминации по сравнению с гражданскими чиновниками, так что честолюбивые молодые дворяне избегали армейской службы, предпочитая сдавать гражданские экзамены и делать гражданскую карьеру - более престижную и лучше оплачиваемую. Слова чиновник и дворянин были в старой Корее почти синонимами.

Во главе корейского правительства стоял премьер-министр - "рёнъыйчжон" (в буквальном переводе - "главный в обсуждении дел правления"), и его два заместителя - "левый" и "правый". "Первым вице-премьером" считался "левый" заместитель, ведь испокон веку левая сторона считалась на Дальнем Востоке более почетной, чем правая.

Главными органами отраслевого управления служили министерства, которых в старой Корее, как и в Китае, было шесть. Всегда - ровно шесть. Система эта была введена в VII веке нашей эры и с тех пор без изменений просуществовала до конца XIX столетия, то есть 13 веков. Самым важным из министерств было Министерство по делам чиновников, в ведении которого находились вопросы назначений и перемещений всех корейских государственных служащих. За ним следовало Министерство финансов, которое в Корее называлось Министерством налогов. На третьем месте стояло Министерство церемоний. Для нас, грешных неконфуцианцев, бывает трудновато понять важность этого ведомства, но в старой Корее к нему относились со всем почтением. Министерство это отвечало за правильное проведение конфуцианских обрядов. Его чиновники следили за тем, чтобы вовремя и в полном соответствии с вековыми правилами приносились жертвы духам неба и земли, душам предков правящей династии и знаменитых чиновников. К ведению Министерство церемоний относились и вопросы внешней политики. Кроме этого, были в Корее Военное министерство и Министерство наказаний (то есть юстиции). Замыкало список Министерство общественных работ, которое занималось в основном строительством дворцов, крепостей и ирригационных сооружений, а также управлением государственными мануфактурами и мастерскими.

Важными органами власти были Цензораты. Несмотря на закрепившееся за ними в западной и российской традиции название, никакого отношения к цензуре в нынешнем смысле этого слова эти учреждения не имели. Скорее, по своим функциям они были ближе к нынешней Генеральной прокуратуре или Конституционному суду, ведь в их задачи входило наблюдение за соблюдением законности чиновниками и самим королем. Впрочем, Цензораты не ограничивали себя юридическим контролем: они также следили за нравами и поведением чиновников, стремясь выявлять и пресекать то, что по понятиям тех времен считалось "аморальным поведением". Цензоратов было два. Один из них следил за чиновниками, а другой - за самим королем и его семьей. Сотрудники этого учреждения имели право и, более того, были обязаны систематически критиковать действия монарха - именно за это они и получали свою зарплату! Разумеется, чаще всего критика была, мягко скажем, не слишком суровой, но из этого понятного правила бывали и исключения. Порою излишняя принципиальность стоила карьеры или даже жизни, но именно такие неустрашимые чиновники от века воспринимались конфуцианской традицией как мученики и герои.

Другим своеобразным учреждением был "Кёнъён". Он представлял из себя учебное заведение, в котором был только один студент - сам король. В соответствии с конфуцианскими традициями, корейский монарх должен был два-три раза в день посещать специально организуемые для него занятия по конфуцианской философии, истории и теории государственного управления. Занятия эти вели лучшие ученые страны, а по форме они несколько напоминали нынешние вузовские семинары - тексты конфуцианских классиков подвергались там всестороннему обсуждению. Порою король задавал своим наставникам довольно каверзные вопросы, и тем приходилось лихорадочно искать правильные ответы - ситуация, хорошо знакомая преподавателям и в наши дни.

Был в Корее и государственный Институт истории, который тоже считался правительственным учреждением. Назывался он "Чхунчхугван" - "Палата Весны и осени" (в названии содержится намек на знаменитую древнекитайскую летопись "Вёсны и осени", которую когда-то редактировал сам Конфуций). Отношение к истории в странах Дальнего Востока было всегда совершенно особым, и дело сбора и хранения исторических документов находилось там на такой высоте, о которой в средневековой Европе или России никто не мог и мечтать. В задачу "Палаты Весны и осени" входило составление подневных хроник деяний монарха, на основании которых впоследствии, уже после смерти короля, готовились т.н. "Правдивые записи" ("Силлок") - исключительно подробная хроника его правления.

Со времен Древнего Египта, ни одно государство не обходилось без полиции и спецслужб. В Корее полицейские функции в основном выполняли подразделения Министерства наказаний и местная администрация, однако для расследования политических преступлений существовало специальной полицейское агентство - Ыйгымбу, нечто вроде службы безопасности. Помимо государственных преступлений, оно расследовало и все преступления, совершенные дворянами.

Еще в самом начале XV века страна была разделена на восемь провинций, границы которых оставались практически неизменными на протяжении четырех столетий. Только в самом конце XIX века большинство провинций было разделено на две части (так появились, например, провинции Северная и Южная Чолла, Северная и Южная Кёнсан и т.д.). Кроме того, особым статусом пользовались города Сеул и Кэсон - вторая столица страны (сейчас на территории Северной Кореи). Во главе каждой провинции стоял губернатор, которого по закону полагалось сменять не реже, чем раз в два года. Корейские законодатели опасались, что слишком долго просидевший на своем месте губернатор начнет или взятки брать, или поддерживать какие-то местные группировки в ущерб государственным интересам. Губернатору и его небольшой канцелярии подчинялись уезды, которых в стране было более 300. Во главе каждого уезда стоял уездный начальник, которого также полагалось сменять раз в несколько лет (вдобавок, чиновникам, как правило, запрещалось служить в своих родных местах). Уезды состояли из волостей, но в волостях уже никаких правительственных чиновников не было. Все вопросы на этом уровне решались местным самоуправлением, в котором основная роль принадлежала дворянам и их ассоциации.

Нельзя не отметить, что чиновничий аппарат старой Корее отличался очень небольшими размерами. При том, что население страны за пять веков правления династии Ли возросло от примерно 7-8 до примерно 15 миллионов человек, во всех центральных министерствах и ведомствах, вместе взятых, насчитывалось всего лишь 500 чиновников! Примерно столько же чиновников (исключая военных) находилось и в провинциальных учреждениях. Это означает, что в среднем на 10 тысяч корейцев приходился только один профессиональный бюрократ - пропорция, делающая честь эффективности государственного аппарата. Правда, кроме штатных чиновников, в стране были еще и писари и счетоводы, охранники и тюремщики, которые не имели формальных чиновничьих рангов, но получали государственное жалование и фактически тоже были государственными служащими. Не исключено, что их было даже больше, чем чиновников в точном смысле слова, однако даже с учетом этого обстоятельства нельзя не признать - корейский государственный аппарат был маленьким и, следовательно, дешевым. Для сравнения: в Российской Федерации сейчас насчитывается примерно 4 миллиона чиновников, то есть по одному на 40 россиян - примерно в 100 или даже 200 раз больше, чем в старой Корее.

Впрочем, не все было так уж идеально в старой Корее. Например, все высшие чиновники менялись там с прямо-таки калейдоскопической быстротой. В этом отношении Корея времен династии Ли напоминала Италию семидесятых годов с ее непрерывными правительственными кризисами. Подсчитано, например, что сеульский градоначальник (немаловажная в те времена должность - министерского уровня) в 1392-1910 годах в среднем находился на своем посту всего лишь 5 месяцев. Рекорд принадлежит У Ок-рёну, который пробыл мэром столицы 13 лет, с 1610 по 1623 год, однако пять сеульских градоначальников были сняты в день назначения, 10 человек пробыли на этом посту два, а 11 - целых три дня: Примерно такая же министерская чехарда была характерна для всех высших постов. Как ни парадоксально, эта кажущаяся нестабильность (к которой на деле в старой Корее сумели привыкнуть и приспособиться) во многом была связана с малочисленностью государственного аппарата. Чиновников действительной службы было, от силы, полторы тысячи, а дворян, которые поголовно стремились к чиновничьим местам, - десятки тысяч. Отсюда - желание властей "пропустить" через высшие должности как можно больше дворян, дав им, таким образом, возможность подтвердить свой привилегированный статус.

Чиновники набирались из числа правящих сословий, в первую очередь - из дворян, и занятие государственного поста уже само по себе давало право на дворянское звание. Впрочем, корейское дворянство - это уже тема другой статьи:

Смотрите также
Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов
Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта

Документы для биометрического паспорта