← Назад

Бронирования

← Назад

Куда поехать

← Назад

Визы

← Назад

Полезное

← Назад

Обмен опытом

← Назад

Популярные страны

← Назад

Европа

← Назад

Азия

← Назад

Америка

← Назад

Африка

← Назад

Австралия и Океания

Блаженны нищие

Попадая в Европу, россиянин уже не удивляется ни обилию рекламы и шикарных магазинов, ни вальяжности прохожих: музыкальные клипы и реклама ко всему этому нас подготовили. Поражает то, что там действительно есть нищие. Прямо на вокзалах и в метро они, страдальцы, поджидают прохожих с жалостливо протянутой рукой или спят на скамейках. Их грязь особо контрастирует с чистыми мостовыми вылощенных европейских столиц: Лондона, Рима, Парижа, Амстердама...

Первым делом у россиян, особенно у подумывающих о переезде на постоянное место жительство, возникает тревога, а не эмигранты ли это. Но нет, это, в основном, местные жители.

Большинство эмигрантов же, напротив, живут вполне сносно. Во Франции, например, они получают многочисленные пособия: на переезд, на безработицу, на детей, на учебу, на переучивание и за то, что вообще иностранец и трудно адаптируется в чужой стране. В общем, как раньше россияне выписывали из Парижа настоящего француза и платили ему за то, что он жил в их семье и придавал ей парижскую среду и шарм, так французы теперь как бы выплачивают нам назад компенсацию, словно немцы за ущерб оккупации. Шустрый иностранец может запросто получать от различных французских фондов и социальных служб несколько тысяч франков и, не торопясь, обживать новую родину. Многие из них так разжирели на иностранных хлебах, то порой поругивают приютившую их иностранную державу за скаредность. Типичны разговоры: "Какая наглость, они дали мне пособие по безработице со дня подачи прошения о пособии, а не с того числа, когда я приехала в страну". При наличии некоторых ораторских способностей и артистизма совершенно трудоспособный здоровый молодой иностранец может дожить до пенсии, не работая. Житье не то, чтобы шикарное, но многие умудряются даже покупать машины, посиживать в кафе на Елисейских полях и ездить на отдых. В национальном религиозном фонде помощи бедным Securite Catolique эмигранты могут получить чек в мебельный магазин, чтобы обставить квартиру. Выпросить скидку на железнодорожный билет. Или получать ежемесячно продукты или чек в супермаркет для приобретения оных.

Один мой прыткий знакомый приехал в Париж "на три дня", прижился и решил воплотить то, о чем на родине даже не мечтал - записать свой музыкальный альбом. Он не только нашел благотворительную организацию, которая в свою очередь нашла ему студию и оплатила расходы. Он также выпросил чек, чтобы оплатить билет на рок-концерт Стинга, доказывая, что это нужно для его творческого роста. Но не буду перечислять все блага, доступные эмигранту во Франции, чтобы не вызывать напрасной мечты о зарубежной халяве. Увы, всему приходит конец, теперь французские эмиграционные законы стали куда строже. Оглядевшись, французы с удивлением обнаружили, что строили капитализм, но вышел у них самый добротный социализм, где каждый, даже самый никчемный тунеядец, может быть уверен в завтрашнем дне. Теперь европейцы наскоро залатывают въездные пробоины, откуда прибывают на их щедрую землю иноземцы-паразиты. Американцы также издали закон, значительно сужающий права гостей-нахлебников.

Знакомые лица в парижских декорациях

Есть один феномен в Париже, который собирает вместе даже бесконечно далеких друг от друга представителей русской эмиграции. Преуспевающий бизнесмен, студент, проститутка, мафиози, благообразный пенсионер и нищий могут столкнуться в библиотеке Центра Жоржа Помпиду у "русского телевизора", принимающего по спутнику первый канал российского ТВ.

Зимой 1994 года вокруг этого телевизора, как у эпицентра-воронки лежали, словно отброшенные взрывом, неподвижные тела необычных читателей в потрепанных одеждах и с рюкзаками. Они обычно дремали на мягком ковровом настиле под фикусами библиотеки, но всегда с книгами на груди, потому что по правилам библиотеки там не положено спать или просто сидеть. А вот прикрыть глаза как бы в эстетическом трансе от прочитанного - это считается приемлемым. Внешне они напоминали героев картины "Ленин и ходоки", но точнее было бы называть их "лежаками". У российских бродяг обычно на груди лежали скандальные произведения диссидентов или сборники анекдотов, но один, видимо, был эстет. Он читал Сашу Черного и Набокова. Я как-то задержала взгляд на томике. Бродяга тут же бодро открыл глаза и заговорил.

Он отличался не только литературным вкусом, но и тем, что никогда не ругался матом. (Благодаря этому мату, гремевшему иногда под сводами центра Помпиду, было понятно, как много в библиотеке россиян и хорошо понимающих русский язык людей. Многие из российских студентов неотличимы от французов. Но вдруг - как бы тестом

на национальную принадлежность - над мирными рядами читателей, склонившихся над книгами, проносятся знакомые трели ненормативной лексики. Несколько человек тут же вздрагивает и поднимает перекосившиеся от брезгливости лица. Звучание мата в стенах библиотеки было связано именно с появлением этих "лежаков".)

Лежка бомжей возникла в Париже после того, как в России ОВИР существенно облегчил процедуру выезда в Польшу. До этого ОВИРовцы выдавали разрешение только на основании приглашения или купленной путевки, тем самым определяя финансовый ценз выезжавших. А когда суровое требование было снято, конный и пеший мог свободно пересечь границу сначала этой соседней страны, а затем и всех других. Германия еще не успела усилить контроль перехода суворовцев в Европу, и потекли ходоки в Париж. Хотя это не были российские бомжи в чистом (вернее, грязном) виде. По строгому определению, бомж - это лицо без прописки, документов и социальных целей. Это были кандидаты, борющиеся за звание.

Брататься с ними российские студенты и почтенные иммигранты не спешили. Но мне, когда любитель Набокова проснулся и стал выказывать стремление к национальному единению, отпираться от российской принадлежности было трудно. И даже равнозначно поступку апостола Петра. Мы разговорились. Он назвался Володей, бывшим научным сотрудником распущенного НИИ по настолько специфической теме, что приложить свои способности больше нигде не мог. И, видимо, не хотел, потому что слишком долгое и вынужденное низкооплачиваемое безделье в НИИ развратило его. Он услышал, что граница открыта и что в Европе еще принимают политических беженцев. Выбивание статуса беженца в 1994 году требовало немалых потуг и бега по многочисленным инстанциям. Он же открыл для себя эльдорадо ночлежек и кормежек, бесплатного курева и ничей телевизор. Отсутствие документов его не волновало. Для полного счастья не хватало только денег.

Его рассказ вызвал естественный для журналиста прилив любопытства. Но не всякий собрат по перу обладает небрезгливостью хирурга-патологоанатома, необходимой для вскрытия общественных язв и исследования "дна", даже если оно "made in France". Жизнь бедных была известна - к этому социальному слою относится большинство эмигрантов, которым нравится сачковать на государственный счет.

А вот романтический и ужасный мир нищеты был тайной. Володя рассказал о жизни в мире нищих. Наших нищих в Париже.

Приехать в Париж было не трудно. Правильно выбранный товарняк привозил их не намного медленней, чем фирменный поезд "Москва - Париж". Но как эти россияне приспосабливались к жизни во Франции и находили список благотворительных организаций, остается тайной. Обычно они не знали никакого иностранного языка, а паспорт без визы делал невозможным всякую коммуникацию с местными властями. Тем не менее ночлежки и кормежки для местных бедолаг заполнялись приезжими. Там жили цыгане, румыны, арабы, африканцы, португальцы, весь славянский спектр и представители дружественных республик бывшего СССР. Неудобство приемного дома было в том, что желающих провести там ночь было много, и нужно было подойти за полчаса до открытия, чтобы сначала занять очередь у входа, а затем и удобный лежак.

В полшестого вечера ободранцы всех расцветок и наций покидали мостовые и библиотеку Помпиду. Не уходили только те, кто жил в подъездах и заброшенных домах, потому что пробраться туда лучше всего было бы после полуночи. В ночлежке большая группа профессиональных французских нищих держала приоритет. Впрочем, большинство из них предпочитает находить уютный заброшенный дом на окраине, так что из местных в ночлежке жили только любители большого общества. Остальные разбивались по национальным группкам поменьше. Неуютно чувствует себя человек, выясняя, что рядом нет никого из соотечественников. Русских обычно благодушно защищали поляки и югославы. Все вместе объединялись против румын, которые обычно умудрялись воровать даже у своих неимущих соседей.

В ночлежке чисто. Ежедневно проходит такая сильная дезинфекция, что запах ее въедается в одежду. Но, тем не менее, всякий, кто провел там хотя бы одну ночь, братается со вшами. При этом нищим оказывается любая медицинская помощь и особенно та, что связана с лечением инфекционных заболеваний. Чтобы не были живыми разносчиками заразы. И все равно каждый из них - живой носитель целого списка как внутренних болезней, так и внешних (лишаев и язв). Внешние язвы побирушки даже лелеют, потому как их душераздирающий вид прибавляет шансов выпросить деньги. У профессиональных бродяг болезни не залечиваются из-за плохого образа жизни и алкоголизма, но и не развиваются, переходя в хроническую, вялотекущую стадию. А вот нормальный здоровый человек без бродяжьего иммунитета после долгого пребывания в ночлежке приобретает богатую гамму болезней, которые набрасываются на его организм с невиданной силой. Пара месяцев такой жизни ведет к кишечным расстройствам, кожным инфекциям, туберкулезу. И так далее до гробовой доски. Впрочем, краткое пребывание обычно не имеет таких последствий и приводит, скорее, лишь к нервному стрессу от увиденного.

Французская ночлежка отличается от российских дореволюционных ночлежных домов, которые читатель, по счастью, знает только из пьесы Горького "На дне" или рассказов Гиляровского. В Париже это вовсе не дом для жилья, а только место, где можно поспать ночью. Дверь открывается в шесть-семь вечера, а на рассвете всех "гостей" будят и в восемь часов утра выпроваживают в любую погоду. Сразу после их ухода начинается уборка. Ночлежки раздельны для мужчин и женщин. Женские приюты находятся, в основном, под эгидой католических организаций и гораздо более цивильны и чисты. Но режим там строгий, и при приеме зачитываются правила. Всех заранее предупреждают о том, что пьяных не пускают. Нищие стараются напиться с утра, чтобы согреться, развеселиться и успеть протрезветь к вечеру. Специально для такого покупателя выпускается самое дешевое вино в пластмассовых канистрочках, с виду похожих на упаковку машинного масла. Это обычно брак виноделов или "вторяк", продукт вторичной перегонки виноградной браги. По запаху и вкусу напоминает технический химикалий. Но быстро вводит в состояние полуотравления-полуопьянения. И стоит считанные франки.

На входе в ночлежку есть контроль, но не документов. Человек, одетый с головы до ног в подобие резинового скафандра и в перчатках, проверяет, нет ли у входящих оружия. Почти у всех есть ножи. Большие - чтобы их можно было применить в случае самообороны или быстро отделить свою часть при дележке еды, но не доходящие до запрещенных размеров. Многие из них самодельные или украшены особым орнаментом с символикой, который отличает вкусы хозяина. По правилам общежития, все ножи отбираются при входе и складываются в общий ящик. Утром все выстраиваются у выхода, поочередно подходят к ящику и забирают свои ножи. Горе тому, кто позарится на чужую вещь. Он спокойно выходит из ночлежки, но его тут же догоняют, отнимают нож и, в соответствии с традициями, разрезают им его одежду.

"Лежаки" провели всю зиму в библиотеке. Володя часами просиживал у русского телевизора. И было странно, что человек приехал в Париж, чтобы смотреть на то, чего и в России хватает. Он бойко стрелял сигареты у туристов центра Помпиду, специально для этого разучив несколько попрошайнических фраз на разных европейских языках. "Отправиться, что ли в Новый Свет?! - мечтал он. - Американцы, добрые ребята, лучше всех угощают. Интересная страна". Районы Парижа он также делил на хорошие и плохие - в зависимости от того, хорошо ли угощали сигаретами, щедры ли были продавцы рынка, которые иногда давали нищим оставшийся перезрелый товар. Он и не заметил, как вопреки своему образованию и еще оставшимся интеллигентским замашкам стал мерить мир нищенскими категориями.

Однажды я передала Володе деловое предложение одного французского знакомого, который искал работника, чтобы расчистить сад. Это был неплохой шанс заработать недостающие для счастья деньги. "Знаешь, я ленивый", - сказал он с какой-то одному ему понятной бравадой. Его будущее уже приобрело направление - в никуда. И все же мне интересно было проследить его судьбу. Но вдруг все "лежаки" в один день исчезли. То ли отправились в щедрую Америку на попутном сухогрузе, то ли в Париже прошла облава и их вывезли в Россию, - никто не знал.

Как становятся нищими

Нищенство существовало всегда, даже когда и Европы в помине не было. Но сейчас европейское отличается от российского неизмеримо. Если у нас это фатум: неудачное рождение, нелепое сложение обстоятельств, необдуманных поступков и заколдованный круг социального неприятия, - то в европейских странах нищенство - это, кроме всех перечисленных причин, особое мировоззрение и образ жизни. Например, сеть "благотворилок" помогает поддерживать вполне сносный внешний вид, потому что есть благотворительные склады вещей, не всегда поношенных, есть и новые.

Париж, который так кичится своим званием самой красивой столицы мира, готов пойти на расходы, чтобы убрать из туристического пейзажа рваных аборигенов. Кроме того, забота о них является насущной санитарной необходимостью. Достаточно обратиться в специальный отдел, показать соответствующую бумагу или свои грязные одежды - и пожалте получить купон-приглашение на склад. Чтобы попасть в бесплатный душ, достаточно показать свидетельство о безработном существовании на кассе. Тем не менее, некоторые предпочитают ходить в жутком виде. Это своеобразный социальный вызов. Человек шокирует окружающих всем видом: "Я - исключительный в своей беде, язва общества".

Существует версия, согласно которой такие прокисшие "сливки общества" вырастают из мальчиков, кого матери любили и жалели только тогда, когда они попадали в беду, набедокурили или болели. (Помните, с какой гордостью, как геройство, Том Сойер показывал свою вполне материальную небольшую язву. Тетя Салли жалела его только в эти минуты.)

Человек гордится своим отличием от животного мира, лелея качества и привычки, присущие только его роду. Среди этих качеств наряду с положительными, есть и такие странные пристрастия, как демонстрация ужасного. Психологи утверждают, что человеческое хвастовство имеет огромный спектр и многообразие выражений. В прямом и самом простом выражении это вывешивание диплома в рамке на стену. Но можно самоутверждаться, рассказывая о своих болезнях, несчастьях и пороках. Американский психоаналитик Эрик Берн считает, что общественная игра под названием "Подумайте, какой ужас" - самая распространенная. И нормальные люди в качестве темы для светской беседы зачастую выбирают рассказ о своих несчастьях, а уж у нищих эта склонность к демонстрации ужасности своего положения доведена до абсурда.

Но социальная бравада - это только маскировка, а не причина. Да и то не для всех, а, в основном, для тех, кто вырос в такой среде. Нищих по рождению и воспитанию. Есть и другие. Как-то французское телевидение показало одного нищего, который еще вчера был миллионером. Он вырос в богатстве и ни в чем не знал отказа. Единственный наследник, он никогда не заботился о будущем. И когда, наконец, получил наследство, меньше чем через год промотал его в игорных залах, шикарных пирах с фейерверками и покупках роскошных вещей. Конечно, в этом ему помогли непорядочные управители, но когда грянуло банкротство и нужно было анализировать, судиться, распродавать и экономить, оказалось, что он ни на что не способен. Теперь он на нарах рассказами о яхтах и бриллиантовых ожерельях для подружек тешит соседей по ночлежке, которые считали его до этих съемок сумасшедшим. О таких случаях писал в бестселлере "Как стать богатым" Наполеон Хилл: воспитание детей, основанное на безотказном выполнении всех их желаний, и огромное незаработанное богатство могут обернуться нищетой, в то время как ловкий нищий имеет шансы разбогатеть.

Некоторые оборванцы в прошлом воспитывались с тремя гувернантками, имеют дипломы Сорбонны. Кажется нелогичным то, что они попали на самое дно. Однако помянутый уже Эрик Берн считает, что в некоторых случаях эта судьба вполне закономерна. У жестких и строгих родителей вырастает мягкохарактерный ребенок, которому они задали железную схему: "Ты должен закончить университет на отлично, создать семью, написать докторскую диссертацию, сделать карьеру, работать в министерстве и так далее, а вот когда добьешься всего этого, делай что хочешь", - при этом ряд остается не законченным. Запрограммированный, как зомби, человек выполняет родительский завет. Наконец, когда все выполнено и можно свободно следовать собственным желаниям, человек выясняет, что не хочет ничего, ему не к чему стремиться, он выпотрошен в процессе реализации чужих устремлений, ему нужен только покой. Он безвольно плывет по волнам жизни и быстро опускается на дно.

Женщин среди нищих очень мало, и практически всегда женское нищенство связано с дурной наследственностью, психическим расстройством или алкоголизмом. Среди нищенок много тех, кто потерял интерес к активной жизни из-за несчастной любви. Несмотря на утверждения медиков, что женский организм более вынослив, нищенки не выдерживают такой жизни. Видимо, срабатывает психологический фактор, более сильный у женщин. И как порой ни храбрятся в толпе бродяг представительницы прекрасного пола, в глазах их всегда тоска. Они не впадают в иллюзии относительно сомнительного романтизма и свободы нищенского существования, депрессия добивает их быстрее промозглой зимы, и редко кто доживает до старости.

Есть нищенство из-за особого депрессивного состояния - результата сильнейших внутренних переживаний. В этом случае рушатся все социальные цели, стремления, желания. Этот случай точно описал в новеле "Кнульп" Герман Гессе.

Есть еще нищенство по убеждениям. Таковым был принц по рождению Гаутама, прозванный в нищем монашестве Будда. Шаманы Севера и дервиши Востока - неимущие, пребывающие в уверенности, что Бог не оставит их свой заботой. В Европе с тринадцатого века существует орден нищенствующих монахов ордена святого Франциска Ассизского. Они проповедовали идею, что глубоко верующий служитель Бога должен иметь столько же, сколько было у Христа. То есть ничего, кроме верхней одежды. Они оказывают милость жителям-мирянам тем, что берут подаяние, потому что те, жертвуя божьим служителям, очищаются от грехов. И сейчас в Европе живет около 70 тысяч монахов этого ордена.

Национальный характер

В каждой стране своя специфика нищенства. В Англии побирушки обладают гордостью лорда, даром слова и фантазией Шекспира. Так что папаша Дулитл в "Пигмалионе" Шоу вовсе не был преувеличением. Во Франции они беспечны и добродушны. В Голландии, единственной стране, легализовавшей наркотики, трагичны и агрессивны. В Германии деловиты. В своей "Трехгрошовой опере" Брехт точно отобразил их строгий порядок и рациональную организацию. В Италии беспокойны и артистичны. Но внешне нищие всех стран похожи друг на друга. В Нью-Йорке и в Лондоне один и тот же имидж несчастного, в рванье, потерявшем цвет и форму, с собакой неизвестной породы, с каталкой из супермаркета, груженой пакетами с таким же рваньем. В метро каждой столицы на разных языках они взывают: "Извините, что я вас беспокою...". Впрочем, особого беспокойства от них нет.

На Востоке нищета - кастовое явление, проклятие рождения, и способ заработка. Там могут попрошайничать, сидя под фруктовым деревом, полным плодов. В 80-годы ЮНЕСКО занялось проблемой нищих в развивающихся странах и объявило, что их - один биллион человек. Число совершенно надуманное, рассчитанное на то, чтобы поразить воображение толстосумов и заставить их раскошелиться в благотворительные фонды. В Европе цифр не афишируют, кроме того, подсчитать точно эту категорию невозможно. Одни умирают, их место занимают другие разорившиеся или впавшие в депрессию, спившиеся одинокие существа. Некоторые выбираются из грязи. И все же поток вниз несравненно больше, чем движение вверх.

Национальный состав нищих в каждой европейской стране разный. В зависимости от колоний и близости стран бывшего блока соцстран. Италию заполняют албанцы. Германию поляки. Румыны и россияне есть везде. Даже в Швеции. Вполне возможно встретить в столице Дании или Ирландии чумазого пьянчужку, распевающего "Калинку". Среди африканцев нищих больше, чем среди арабов, последние стараются как-то выкручиваться и попрошайничают только старики. Потому что это не одобряется Шариатом. Встретить попрошайку-китайца или шри-ланкийца практически невозможно.

Путешествия среди этой категории населения также распространены, как и у миллионеров. И у тех, и у других масса свободного времени. Зимой в Париж приезжают нищие из Англии и Скандинавии, в то время как нищие-парижане могут отправиться в Италию погреть косточки. В Европе можно встретить бродяг как из Америки, так и из Австралии.

Однажды в компании заядлых путешественников зашел разговор о нищих, и переводчик, много лет проработавший в Африке и Азии, сказал: "Европейские нищие просто душки, лежат себе и никого не трогают. А вы бы пожили на Востоке! Там невозможно выйти из гостиницы, тебя сразу же облепляет рой грязнейших людей в язвах, которые хватают тебя за одежду, не дают пройти и останавливают с уверенностью налогосборщиков. Но если им дашь хоть полдоллара, завтра тебя будет ждать вдвое больше народа и требовать еще настоятельней. У детей в бывших африканских колониях есть особый прием, они бросаются под машины. Они иммитируют то, что ты их сбил, с профессионализмом акробатов, не получая никаких травм, но кричат громко. Сбегаются их близкие, и тебе не остается ничего другого, как откупаться "на лечение". Как только деньги заплачены, "умирающий" ребенок встает и бодро убегает. А на следующий день тебя прямо у гаража поджидает другая компания".

Услышав эти жалобы, русский эмигрант из Америки прямо захлебнулся от возмущения: "Это вам кажется тяжелым! Поезжайте в Нью-Йорк! Американский нищий - это настоящий бандит. Если ты не даешь ему подаяние, он его отберет". На этом фоне европейские, и даже отечественные отбросы общества кажутся милыми и воспитанными в демократических традициях.

Жизнь бродяг в Америке, вопреки заблуждениям Володи из центра Помпиду, не такая уж лафа. Там этот социальный слой занят преимущественно черным населением, так что россиянин будет, вероятно, чувствовать себя не в своей тарелке. Субсидии, бесплатное жилье, чеки на продукты - это доступно только бедным безработным с официальными бумагами и после основательной пробежки по бюрократическим инстанциям. Бедные там живут неплохо, а вот нищим - беда. Социальная пропасть пролегает между этими еще в прошлом веке близкими слоями общества. Безработный может ездить на машине и учиться на престижных курсах. А вот так, чтобы зайти с улицы и сразу получить бесплатно тарелку мясного рагу и стаканчик йогурта с клубникой на десерт, как во Франции, - и не мечтай. Типичный образ жизни американского "коллеги" - это жизнь в "коммуне" заброшенного дома вне всякой общественной заботы и рейды в поисках еды по помойкам ресторанов.

Да и в Европе не везде нищим рай. Можно пройти весь центр Афин, Брюсселя, Бонна и встретить всего лишь пару мазуриков. Мало туристов и нет традиции подавать, а значит - нет смысла нищенствовать. Зато в

Амстердаме, Риме, Лондоне вас встретит пестрая братия несчастных. Потому что много сочувствующих и туристов. Но нигде нищим не живется так уютно, как в Париже. Мэрия старается делать все, чтобы вызволить их из этого малосимпатичного положения, но их социальный слой растет, как на дрожжах. Говорил же французский философ Вовенарг: "Благотворительность больше рождает потребностей, чем удовлетворяет их". Впрочем, не везде во Франции так лелеют нищих. В Каннах и Ницце, таких лакомых для попрошаек местах, побираться запрещено. В Монако и Монте-Карло своих нищих нет. Десятилетиями там культивировали приличное общество. Чужих не пускают.

Законы беззаконных

У бродяг есть немало, чем гордиться, - по их мнению, во всяком случае. Внешним отсутствием стяжательства, например. Своеобразной порядочностью. Парадоксы их морали: пьет, но не колется. Попрошайничает, но не ворует. Или ворует, но только, чтобы не умереть с голоду, а предметы роскоши может украсть - но ни-ни, это считает безнравственным. В Европе редко встретишь человека, который скажет: "Подайте бывшему заседателю Думы..." Это считается пижонством. Обычно текст прост и ограничивается словами: я голоден, помогите. Лень не считается достоинством даже среди них. Когда парижская мэрия предложила нищим продавать специальный журнал, зарабатывая этим деньги, откликнулось много желающих. И весело продавали журнал.

Среди нищей братии есть свои социальные субслои - от тихих сумасшедших и малограмотных пьяниц до своеобразной аристократии (может быть, реальной в прошлом). Есть чистенькие бездомные интеллигенты, которые от открытия до закрытия сидят в бесплатных публичных библиотеках, вечером делают рейд по мусорникам, чтобы собрать ворох выброшенных журналов. Есть ряд специалистов: бывших юристов, докторов, к которым обращаются за советом.

Мир бродяг имеет не только свой особый язык, но и свою терминологию, а также этикет и понимание низменного и возвышенного. Бродягам не чуждо сотоварищество и братская поддержка. Есть строгий неписанный свод правил: внутри компании, отношений между компаниями, при встрече двух незнакомых нищих, общения с полицией, дележки и так далее. Их жизнь регламентирована не менее, чем светские рауты знати, с той лишь разницей, что правила жизни нищих основаны на оптимальных законах выживания.

Один из словарей социологии рассказывает о специальном графическом языке символов, которые бродяги рисуют мелом или углем на стенах домов, чтобы обозначить опасные или хорошие для них места. Их традиции тянутся еще со времен средневековья, а может быть, и с тех времен, когда Франции не было, а была гальская провинция Римской империи.

Знаки оставляются на определенных местах, и новоприбывший идет их читать, как почтенный брокер торопится узнать сводку с финансовой биржи. Новички встречаются без особой радости, но не отказать в помощи такому же обделенному судьбой - это обязательный закон. Второй обязательный закон - предупреждение об опасности и облавах. Остальные правила вариабельны. Разумеется, есть предупредительные указатели, как для водителей машин. Они обозначают близость полиции, ночлежки, кормежки, возможного укрытия, парка с уютными скамейками, рынка, вокзала, большой дороги, то есть всех важнейших объектов в жизни этих элементов общества. Есть знак "добрая хозяйка", у которой можно разжиться куском хлеба или старой одеждой. И есть знак "Злая хозяйка", которую лучше не трогать.

О природе нищенства

Можно ли культивировать общество без нищих?! На этот вопрос пытались ответить еще философы Древнего Рима. Но ответ так и не найден.

По мнению биологов, на убогое прозябание обречено любое неактивное существо, и в частности, человек, у которого снижена норма сексуальных гормонов в крови. Ведь вся человеческая деятельность в всем ее многообразии: от финансовой активности до искусства, - это сублимация неизрасходованного и придавленного желания. Нет желания - нет активности.

Социологи утверждают, что в таком существовании для этноса есть своя логика - нищие - конечно, в разумном количестве - необходимы для воспитания общества. Они показывают грань, за которой бездна. Какой наглядный пример для ленивых буржуа и поучения детей, не желающих учиться.

Быть нищим - это карма или неумение организовать свою жизнь, добровольное состояние лени или полное отсутствие амбиций? Можно ли выйти из этого состояния?

Спор этот бесконечен, и аргументов в пользу одного или другого, а также иллюстраций к ним не счесть. Мне же напоследок хочется привести одну. Некий нищий спел, чтобы развеселить друзей, и заснул у дверей бара на улице. Утром он нашел в своем кармане записку от импресарио, который случайно услышал эту песню. Импресарио написал: "Мне понравился ваш голос. Мой телефон..." Бродяга позвонил и стал певцом. Его зовут Род Стюард. Сейчас его популярность настолько велика, что недавно одна английская телекомпания заплатила ему несколько миллионов долларов только для того, чтобы снять фильм о его новорожденном сыне.

Новости туризма

Подпишись на нашу рассылку
и получи подарок!

Анонс самых интересных материалов
Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Мобильное приложение "Отели" сэкономит время и деньги

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Какие продукты и почему отбирают у туристов?

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

Как выбрать пляжный курорт в России: путеводитель, советы

8 правил выживания в постсоветском отеле

8 правил выживания в постсоветском отеле

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Страны безвизового или упрощённого въезда для граждан РФ

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила ввоза алкоголя

Таможенные правила России

Таможенные правила России

Виза в США - так ли это страшно?

Виза в США - так ли это страшно?

Документы для биометрического паспорта

Документы для биометрического паспорта